Зарубежное
Произведения Пруста
<
13.03.13 08:38

Те качественные изменения, которые знаменуют собой на фоне Толстого проза Чехова, а затем произведения Пруста и писателей его школы, собственно, и положили начало XX в. в литературе.
Это еще не крах старых форм и былого чувства мира. Еще пред-принимаются усилия сохранить утрачиваемую цельность, непрерывность воссоздаваемого человеческого опыта, или хотя бы удержать ее в памяти, как у Пруста. Но эти усилия слабеют год от года. Искусство не может противоречить жизни, а в жизни «человек, стержень мира, разбился на поток переживаний, потерял центр своего единства, растворился в процессах». В жизни нарастают «огромные технические и социальные энергии, которые ... грозят раздавить человека в столкновении безличных коллективов и разрушительных материальных сил». А искусство отзывается на происходящее тем, что своим идеалом избирает «конструктивизм»: полную объективность, полное преодоление «психологизма», «изгнание душевного», насколько такое возможно.
Хронологически это 20-е годы. Вот когда «искусство мертвых реальностей» становится если не доминирующим, то наиболее аутентичным духу нового времени, а «XX contra XIX» выглядит свершившимся фактом. Новое искусство противостоит исчезнувшему своей «волевой напряженностью», своей «мрачной жестокостью», но, прежде всего тем, что и возникнуть-то оно могло лишь «на развалинах мира духовного, мира человеческого и животно-природного».

Последнее обновление 10.08.14 09:23
 
Расцвет метафизики и искусства
13.03.13 08:34

Но Федотов вовсе не исключал возможности нового «расцвета метафизики и искусства», отряхнувшего «груз отяжелевших традиций»: после крушения может начаться возрождение, «питаемое вновь найденной цельностью, потребностью наложить печать человека на лицо мира, наречь всему имена» . Это предсказание подтвердит огромный последующий опыт, — от прозы Платонова до лирики Элюара и «новой барочности» латиноамериканцев. Позиция Федотова резка, непримирима, но в ней нет тенденциозности.
Есть другое: попытка понять век как чреватое катастрофой «противоречие между ростом активных сил личности, динамизмом культуры и ростом коллективного сознания, начал авторитета и повиновения» , — то противоречие, над которым билась мысль крупнейших художников XX века, иметь ли в виду Томаса Манна, или Элиота, или Гессе, или Арто, при всех неисчислимых различиях между ними. Есть попытка проникнуть в саму логику духовного, художественного развития, приведшего к тому, что «были разбиты те формы искусства и то чувство мира, которыми жил XIX век». Вернее, несколько таких попыток, и самая серьезная из них предпринята в статье «Борьба за искусство» (1935). В ней предложена определенная последовательность «разложения» классического реализма, составившего, согласно Федотову, почву, на которой выросли все направления современности. Он связывает этот процесс с кризисом религиозного сознания и неизбежным «взрывом антропоцентрической цивилизации»6. Переход начинается с утраты цельности. Та непрерывность, сплошность, заполненность бытия, которая в реализме была незаконным наследием классической религиозной эпохи, вдруг исчезает. Действительность начинает представляться отрывочной, всегда частичной и потому непонятной. Начинается первое частичное «остранение» мира.

Последнее обновление 10.08.14 09:23
 
Христианская трагедия
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 
09.03.13 12:28

В своей итоговой работе «Христианская трагедия» (1950) Г.П.Федотов формулирует ту же самую мысль почти афористически: «Отказаться совсем от красоты искусство не в состоянии. Что-то должно уравновесить дисгармонию: будь то краска или орнаментальная линия, равновесие плоскостей или соответствующие «формальные» ценности в музыке. Но эти элементы так слабы, что им не уравновесить всей нагрузки безобразия, которого алчет современный художник. Что отрицается начисто — это человеческое лицо, человеческое тело, эмоциональное содержание в музыке, первозданная красота мира. Все это является предметом отвращения и надругательства ... Чем примитивнее, чем острее, чем дальше от греческой гармонии, тем лучше ... Не образцов жалко, а погибающего мира человеческой души (с духом и телом), разлагающегося на свои элементы...»2.
Взгляды Г.П.Федотова на современное искусство совершенно логично вытекали из его понимания истории под знаком христианского опыта.

Последнее обновление 10.08.14 09:33
 
20 век как литературная эпоха
Оценка пользователей: / 4
ПлохоОтлично 
09.03.13 12:26

XX ВЕК КАК ЛИТЕРАТУРНАЯ ЭПОХА


Новые явления, обозначившиеся в искусстве еще в начале XX в., вызывали неприятие многих современников. Подобное отношение было свойственно не только людям старой культуры, со всей решительностью не принявшим, как Толстой, эстетику декаданса и авангарда. Суждения тех, кто духовно сформировался уже в этот период, нередко были столь же безотрадными. Ограничимся одним, но очень выразительным примером.
В 1928 г. Г.П.Федотов, уже сложившийся и авторитетный философ, публикует статью «Carmen seculare», где интересующая нас тема поставлена с намеренной заостренностью. «В наше напряженное время, — пишет он, — жизнь культуры подвергается особенному риску». Отмирает и разрушается «интеллектуализм ... четырех столетий: эстетизм, утонченность и сложность творчества, вместе с эстетической установкой самой личности, гуманность и свобода», — короче говоря, разрушается гуманистическая традиция. Это началось еще задолго до войны 1914 г.; «в свете войны» только «уясняются многие явления конца XIX — начала XX вв., которые среди благополучия мирной цивилизации изумляли, как рецидив варварства» (они, эти явления, названы Г.П.Федотовым поименно -— Ницше, Вагнер, Пеги). Возникал «новый ритм, лад, согласие», новая идея: «XX contra XIX».

Последнее обновление 10.08.14 09:32
 
Разрыв с традицией
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 
09.03.13 12:23

Например, то, что всегда выглядело как разрыв с традицией (комплекс «авангардизм— модернизм»), в свете еще более радикальных изменений во второй половине XX в., особенно на его исходе, может быть понято по-другому. Ведь во второй половине XX в., после мощного цветения авангардистской и модернистской литературы радикально изменяется положение искусства, литературы — в каноническом понимании — в составе культуры, их соотношение с иными областями гуманитарного творчества. Ситуацию в культуре стали определять такие явления, как выход на первый план «массовой» литературы, искусства и передвижение на периферию «высокой» традиции, обнаруживающей признаки усталости, торможения, утраты контакта с читателем (парные структурализму и пост-структурализму «новый» и «новейший» роман, открывшие эпоху «текстов»); на место собственно художественности приходит гибридный дискурс, соединивший литературу с философией, культурологией, литературоведением; под большим вопросом оказались такие ключевые понятия классической эстетики, как художник, художественное творчество, художественное произведение, эстетическое и т.п. Было бы неверным сказать, что художественная литература — в каноническом смысле — исчезла, но невозможно и не отметить, что и в «числе», и в качестве, и в значении для общества ее становится все меньше, а понятие «художественное открытие» практически не работает.

Последнее обновление 10.08.14 09:32
 
Зона «повышенного риска»
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 
09.03.13 12:21

При этом следует сделать оговорку: авторы ни строем, ни содержанием труда не претендуют на полный и системный охват всех новаций литературы XX столетия. Да и возможно ли всеохватывающее исследование, если его предмет—- едва закончившийся период? Ведь современная литература для исследователей всегда— зона «повышенного риска», большего, чем удаленные во времени литературные эпохи. Опыт свидетельствует: по мере удаления от того или иного периода, его «пейзаж» под давлением последующего развития, вносящего существенные, иногда принципиально важные коррективы, меняется, порой до неузнаваемости, обнаруживая те черты, связи и отношения, которые не были заметны при взгляде вплотную. Искусство, литература живут в Большом времени культуры, где всегда актуальное прошлое подвержено изменениям под воздействием настоящего; значимость одних явлений возрастает, других— уменьшается или сходит на нет, проявляются новые важные черты, которые по-новому объясняют смысл ушедшей — и остающейся — эпохи, ее содержание, внутреннюю динамику, соотношение с тем, что было «до» и что пришло на смену, и, как следствие, изменяется общая конфигурация развития, привычные границы, периодизация. В полной мере это относится и к закончившемуся столетию.
Остановимся кратко на вопросе периодизации, поскольку он специально не рассматривается в этом труде, хотя каждое изучаемое явление влияет на литературную динамику и, в конечном счете, определяет ее. Конечно же, измерение литературной эпохи столетием — это условность, своего рода дань хронологическому мифологизму.

 

Последнее обновление 10.08.14 09:32
 
От редколлегии
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 
09.03.13 12:18

От редколлегии

Последнее обновление 10.08.14 09:31
 
«НачалоПредыдущая41СледующаяПоследняя»

Страница 41 из 41
Вверх Яндекс.Метрика