Зарубежное
Личность Набоков
<
Оценка пользователей: / 2
ПлохоОтлично 
17.03.13 16:30

Такому изменению индивидуальной манеры вряд ли приходится удивляться, поскольку закономерности, общие всему литературному развитию в XX в., оказываются сильнее интенций и пристрастий даже такой крупной творческой личности, как Набоков. Суть этой закономерности можно определить как движение от видимого к существенному, которое подается все более оголенно, в отвлечении от предметности, в определенного рода «формуле», до той или иной степени неизбежно деформирующей реальность, как деформировал ее Сезанн, выделяя цилиндр, шар и конус. Сказанное относится не только к образу действительности, но и к образу героя.
В «Авторской исповеди» Гоголь вспоминает, как Пушкин советовал ему непременно приняться за большое сочинение: обладая «способностью угадывать человека и несколькими штрихами выставлять его вдруг всего, как живого», грех не браться за романы. Бесхитростно и точно пушкинскими словами выражена коренная установка классического реализма, которому необходим «весь человек», причем непременно в живом, немедленно узнаваемом своем облике. Для писателя XX в. такая способность чаще всего — не самое главное, потому что его задачи требуют других дарований: по-иному мыслится герой. В нем теперь выделено существенное, типичное, характерное для всей действительности XX в., и сделано это за счет намеренного отказа от попыток воссоздать индивидуальный мир в его истинной многомерности, заявляющей те или иные отклонения от общего.
Разумеется, и эта тенденция не приобретает значения абсолюта — есть прямо противоположная ей, отмеченная как раз настойчивыми стремлениями выделить в герое все, что чужеродно типичному, а тем более — стандартному.

 
Натуральные школы
17.03.13 16:21

Такие явления взрастали на одной почве, представляя реакцию на идеологию тоталитаризма, вызов официозности, неизменно требовавшей помпезного «высокого» стиля классицистического толка, стремление вернуть в литературу реальную жизнь, показав ее почти документально, как бы на уровне самой изображаемой действительности.Это, однако, не было воззвращением ни к фактографизму «натуральных школ», укорененных в литературе XIX столетия, ни к «научным методам» Золя. Документализм, составивший целый пласт художественной культуры XX столетия, — явление в полной мере новаторское, и дело не только в том, что он обнаружил способность органично усваивать новейшие художественные приемы — монтаж, внутренний монолог и т.д., — но в его теснейшей привязанности к катастрофической реальности XX в., собственно, и потребовавшей подобной прямоты, достоверности литературного свидетельства или, во всяком случае, придавшей совершенно особый драматизм проблеме соотношения факта и вымысла в искусстве.
Характерно, однако, что даже те писатели, для которых богатство изобразительности оставалось важнейшей задачей, испытывали — часто вопреки своим художественным убеждениям— потребность усиливать элемент выразительности, достигаемый посредством все более заметной деформации воссоздаваемого мира. Эта потребность возрастала у них с ходом времени: оказывалось, что художественные системы, основанные на деформации, более адекватны самой реальности XX в. Очень характерен в этом смысле пример Набокова, который не признавал ни Достоевского, ни таких его несомненных — в эстетическом смысле — продолжателей, как Фолкнер, и не раз провозглашал внехудожественным такой способ построения художественной реальности, когда, обобщенно говоря, идея преобладает над правдой жизни.

 
Шедевры Пикассо
15.03.13 13:01

Второй существенной чертой, утвердившейся в эти годы, а затем приобретающей значение коренной особенности искусства XX в., стало изменившееся соотношение между изобразительностью и выразительностью. Далеко не обязательно будучи началами антагоническими, они, однако, оказываются по-новому связанными: выразительность явно преобладает.
Это очевидно, если обратиться к живописи, хотя бы к «Авиньонским девицам» Пикассо, от которых тянутся прямые нити к его шедеврам — «Минотавромахии», «Плачущей», «Гернике», «Войне» — и ко всем последующим новациям в изобразительных искусствах. Литература XX в. также предоставляет множество подтверждений нового тяготения к выразительности, ради которой писатель готов поступиться полнотой картины действительности, деформируя ее реальные пропорции и не останавливаясь перед явственной угрозой схематизма.

Последнее обновление 10.08.14 09:27
 
Выставка 1907
15.03.13 12:42

Среди откликов на выставку 1907 года еще звучат упреки в форма-листичности. Но их беспочвенность ясна каждому непредубежденному ценителю сезанновских картин. Становится все более очевидным, что преобладающие на этих полотнах формы цилиндра, шара и конуса, на основе которых, как считал Сезанн, все строится в природе, никакой самоценностью для него не обладали, а были только способом построения исключительно целостной картины мира. Гоген понял это задолго до ретроспективной выставки, еще в 1881 г. назвав искусство Сезанна поисками «точной формулы ... рецепта, как сжать повышенную выразительность своих ощущений в одном-единственном приеме»17.
Подобными поисками «точных формул» вскоре заполнится литература XX столетия, причем точность формул и выразительность ощущений (а говоря более широко — содержательная насыщенность и емкость) останутся в ней нераздельны. Поэтому заведомо тенденциозными оказались попытки в чисто формалистическом духе интерпретировать, например, Джойса или В.Вулф, романы Пруста или «Бесплодную землю» Элиота, даже произведения дадаистов или сюрреалистов, где «формула» как будто подавляет и исчерпывает собою все.

Последнее обновление 10.08.14 09:27
 
Жанровая диффузия
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 
15.03.13 12:39

Суть дела не в жанровой диффузии и не во взаимовлияниях, а в том родстве принципов, которое — при всех бесчисленных мировоззренческих, эстетических, индивидуальных и прочих различиях — придает некую общность культуре XX в.
В ходе «художественной революции» эти принципы обозначились уже достаточно ясно, позволяя говорить о возникновении новой эстетической системы. В каждом из названных (и многих неназванных) произведений, появлявшихся накануне и во время первой мировой войны, она, конечно, выступала далеко не целостно, а различными своими элементами, к тому же сильно трансформированными индивидуальностью художника. И все-таки возможно — хотя с неизбежной долей схематизации— выделить основные ее признаки, сохранившие устойчивость на протяжении всего XX столетия.
Если не самый главный, то наиболее единодушно принятый приверженцами нового искусства художественный принцип состоял в том, что произведение искусства теперь воспринималось не как часть мира, но как завершенный мир, замкнутый в собственных границах.

Последнее обновление 10.08.14 09:27
 
Художественные ходы
15.03.13 12:35

Одна из особенностей искусства XX в. выявилась уже в самом начале эпохи: необыкновенно усиливаются творческие контакты между разными его родами, которые прежде в гораздо большей степени оставались замкнуты границами собственной специфической области. В искусствоведческой литературе детально анализировалась метафоричность Пикассо, обнаруживающая следы многочисленных заимствований — не механических, а преломленных в согласии с его творческой индивидуальностью и переведенных на язык живописи — из современной ему поэзии Аполлинера, Блэза Сандрара, Элюара14. Обратное воздействие, в особенности, предложенных Пикассо тропов, которые основываются на радикальной деформации видимого, гораздо меньше, но оно существенно, и не только для поэзии: даже кинематограф, столь тесно привязанный к зримому миру, использует родственные Пикассо художественные ходы — так поступил, например, Феллини в «Сатириконе». С другой стороны, открытый кинематографом монтаж оказал сильнейшее воздействие и на театральное искусство XX в., и на симфоническую музыку — упомянем в этой связи Шостаковича, и на поэзию, в особенности, тяготеющую к эпичности («Историческое полотно» В.Незвала, «Паттерсон» У.К.Уильямса), и, разумеется, на роман.

Последнее обновление 10.08.14 09:26
 
Румынский скульптор К.Бранкузи
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 
15.03.13 12:30

Нельзя не учитывать, что в разных национальных культурах интенсивность перемен чувствовалась неодинаково. Лидерство, несомненно, принадлежало Франции, куда художники, тяготеющие к принципам нового искусства— как Пикассо, Стайн, Стравинский, Модильяни, или румынский скульптор К.Бранкузи, — устремляются со всех концов света. Нельзя и абсолютизировать саму исходную дату, за которую мы принимаем 1907 г. (выставка Сезанна, первое кубистское полотно Пикассо, первый дягилевский сезон в Париже). «Взрыв» подготавливался не один год, и та же сезанновская выставка была скорее ретроспективной, сами же эти новаторские работы создавались еще с 1871 г., и «Авиньонские девицы» не были бы написаны без предшествующих «голубого», «розового» периодов. Точно так же прустовский роман очень во многом подготовлен эстетическими принципами да и непосредственно творчеством (особенно поздним) Флобера, а драма XX в. имеет своими прямыми предшественниками Чехова, Стриндберга, Метерлинка, тогда как поэзия нового столетия вступает в самый активный диалог с Бодлером, с Уитменом. Представления о «разрывах», которым определяются в культуре отношения между XX и XIX вв., и фактологически, и по существу — сильное преувеличение.

Последнее обновление 10.08.14 09:26
 
Журнал "Штурм"
15.03.13 12:16

Тем же 1912г. датируется самая ранняя декларация экспрессионизма, она принадлежит Х.Вальдену и напечатана в издаваемом им журнале «Штурм». Еще год спустя Пруст за собственный счет выпускает не имеющий успеха у публики роман «По направлению к Свану». Кафка пишет «Америку», а примерно с 1915 г. начинает работу над «Процессом» — публикации будут уже посмертными. «Портрет художника в юности» появляется в 1916 г.; конечно, это еще не тот Джойс, который станет одной из главных фигур в литературе XX в., однако предвестия «Улисса», отрывки из которого два года спустя решится поместить журнал «Литл ревью», распознаваемы в первом джойсовском романе без особого труда.
К 1915 г. относится дебют Элиота: «Любовная песнь Дж.Альфреда Пруфрока», шокировавшая едва ли не всех, кроме Паунда, успевшего изжить увлечение имажизмом — течением скорее декадентским, чем авангардистским, — и поглощенного опытами в духе вортицизма, весьма близкого к кубистским экспериментам на полотне. Двумя годами ранее передвижная выставка, на которой представлены и кубисты, отправляется за океан и производит фурор: много негодований, но есть и восторженные отзывы — один из них принадлежит еще безвестному Каммингсу.

Последнее обновление 10.08.14 09:26
 
Бато-Лавуар
15.03.13 12:13

Но на самом деле тут не было ни безразличия к действительности, ни стремления от нее отгородиться, замкнувшись в анемичной искусственности «незаинтересованного» творчества. К декадентским опытам такого толка новое искусство испытывало такое же отвращение, как к «общественно полезной» артистической деятельности добросовестных реалистов. В этом искусстве связь с действительностью осталась прочной, однако все более усложнялась по форме. Это было следствием объективных причин, сопряженных с характером поисков, имевших целью постичь, а затем по возможности полно реализовать уникальность, незаменимость возможностей, которыми обладает искусство.
Хронологически подобное изменение «перспективы» датируется довольно точно. Октябрь 1907 г. — ретроспективная выставка Сезанна, которая произвела потрясающее впечатление не на одного Рильке; почти одновременно написаны «Авиньонские девицы» Пикассо.

Последнее обновление 10.08.14 09:26
 
«НачалоПредыдущая31323334353637383940СледующаяПоследняя»

Страница 38 из 41
Вверх Яндекс.Метрика