Зарубежное
Кончис «играл в Бога»
<
26.03.13 16:04

На протяжении всего повествования Кончис, «соавтор» романного сюжета, «играл в Бога», управлял событиями и людьми, манипулируя временами и традициями. Но в конце он вынужден уйти, так как в права вступают жизнь и любовь. В послесловии к роману Фаулз писал: «Я хотел, чтобы мой Кончис продемонстрировал набор личин, воплощающих представление о Боге — от мистического до научно-популярного; набор ложных понятий о том, чего на самом деле нет, — об абсолютном знании и абсолютном могуществе. Разрушение подобных миражей я до сих пор считаю первой задачей гуманиста...»77. И Фаулз действительно использует постмодернистскую эстетику для утверждения преображенных новой реальностью гуманистических идеалов, продолжая верить в человеческий разум и силу искусства, победу светлого, разумного начала над темным, иррациональным. «Аполлон вернет себе утраченную власть. А Дионис возвратится в сумрак, из которого вышел» . Интертекстуальность и игра у Фаулза сопряжены не только с идеями неупорядоченной стихийности и множественности бытия, но и с поисками нового объединяющего, положительного императива.

Последнее обновление 11.08.14 10:05
 
Взаимоотношений Николаса и Алисон
26.03.13 15:30

Только взаимодействие. И безмерное одиночество индивида, его предельная отчужденность от того, что им не является, совпадали с предельным взаимопроникновением всего и вся. Крайности сливались, ибо обусловливали друг друга. Равнодушие вещей было неотличимо от их родственности. Мне внезапно, с неведомой до сих пор легкостью, открылось, что иное существует наравне с «я». Герой возвращается от эгоистического существования к единству с миром.
Фаулз хочет преодолеть как культурные мифы прошлого, так и тенденцию XX в., заключающуюся в «отказе от содержания ради формы, от смысла — ради видимости, от этики — ради эстетики». Для него важны «реальность, прорывающая ветхую суть знания», и нравственная подоплека человеческих отношений. В разыгранной сцене расстрела заложников во время второй мировой войны, в эпизоде бичевания Николасом девушки на «суде», в сюжетной линии взаимоотношений Николаса и Алисон решаются именно этические проблемы выбора, ответственности, бремени свободы.

Последнее обновление 11.08.14 10:05
 
Образ Николаса
26.03.13 15:23

Герои становятся как бы центром соотнесения культуры и жизни, при этом обладая правом сознательного выбора своей судьбы. Образ Николаса имеет одновременные параллели с Улиссом, Кандидом, Тесеем, Эдипом, Робинзоном Крузо, Меркуцио и т.д. Но доминанта его характера — современное бунтарство и цинизм, являющиеся реакцией на полученное викториаское воспитание. Однако, отвергая прежнюю нормативность, в своих поступках и образе жизни он также руководствуется правилами и предрассудками, только иного толка, почерпнутыми из бунтарской идеологии. Урок, который преподает ему Кончис, подвергнувший юношу серьезным нравственным испытаниям, состоит в необходимости освободиться от любых предрассудков и давящих личность традиций прошлого и настоящего.
На вилле Бурани собраны шедевры всех веков, но они оказываются подделками. Вымыслом, сочиненным романом, театральной декорацией является весь мир Кончиса, его биография и окружение. Кончис намеренно и наглядно демонстрирует «подопытному» Николасу, что человеческая цивилизация и культура — игра, полная фальши и условности, и предлагает новый подход к реальности, основанный на посылках экзистенциализма. Он заключается в отказе от порожденных человеческим разумом и воображением мифов, условностей и абстракций и в возвращении к подлинной реальности, которая есть любовь, и к самому себе, своей освобожденной сущности. Кончис сжигает всю беллетристику из своей библиотеки, оставляя только биографии, автобиографии, документальные книги.

Последнее обновление 11.08.14 10:05
 
Сочетание свободы
26.03.13 15:15

В своем романе Фаулз пытается разрешить явное противоречие постмодернизма и экзистенциализма — сочетание свободы, спонтанности и чувственности с рационализмом и книжностью. И это противоречие переносится в характер Сары, где «сбилась с пути вся викторианская эпоха». Экзистенциалистские идеи присущи и викторианцу Чарльзу, рассуждающему о том, что эволюция — это движение не по вертикали, а по горизонтали, что история — иллюзия, так как существует только настоящее. Для Фаулза, который одновременно и принимает, и творчески переосмысливает экзистенциализм, современность — не постмодернистский хаос, а новое качество мира, когда «жизнь превалирует над смертью, индивидуум над видом, а экология над классификацией».
В своеобразных «романах воспитания» Фаулза не только герои, но и философская и литературная традиция проходят испытание реальностью. Можно сказать, что в романе «Волхв» присутствует вся человеческая культура. Он изобилует цитатами, аллюзиями, реминисценциями, аллегорическими образами, античными и шекспировскими мотивами. В текст включаются разыгранные Кончисом (владельцем роскошной виллы на греческом острове) драматические сюжеты, почерпнутые из классики.

Последнее обновление 11.08.14 10:04
 
Мир, по Фаулзу
26.03.13 10:21

Определенная общность времен прослеживается и там, где, казалось бы, Фаулз намеренно их противопоставляет, — в тринадцатой главе викторианское повествование обрывается, появляется автор, глядящий в XIX век из века XX и открыто отвергающий эстетику прошлого.Он заявляет, что его произведение — это не роман в полном смысле слова, что Чарльз — «я сам в маске», что не существует всезнающего автора. Мир, по Фаулзу, — организм, а не механизм, его нельзя создать по плану, и поэтому произведение искусства независимо от создателя. «Разница в том, — говорит писатель, — что мы не боги викторианского образца, всезнающие и всемогущие, мы — боги нового теологического образца, чей первый принцип — свобода, а не власть».
Но, принимая постмодернистскую идею о бесконечной повторяемости всего сущего и неизменности жизненных законов, Фаулз отдает себе отчет в том, что и современные художники не обладают абсолютной свободой. Они создают свой мир, не совпадающий с подлинной реальностью, и, пытаясь быть независимыми от любых норм и традиций, на самом деле порождают собственную традицию с присущими ей характерными признаками.

Последнее обновление 11.08.14 10:04
 
Викторианская эпоха для Фаулза
26.03.13 10:14

В этом смысле весьма показательно творчество Дж.Фаулза, который, привлекая постмодернистскую поэтику, пытается выйти за ее пределы и преодолеть постмодернистскую идеологию.

В романе «Подруга французского лейтенанта», где ведется игра с традициями викторианской культуры, конкретный романный текст расширяется до металитературы и самой реальности, включая читательское соавторство. Его автор — своеобразный «метарассказчик», находящийся не только вне событий, но и вне какой-либо литературной традиции. Он равноправен с читателемсотворцом, вольным выбирать приемлемый для него ход событий. (Это типичный для современного искусства прием, широко используемый и в массовом искусстве, — размывание границ между вымыслом и реальностью, соучастие реципиента в творческом процессе.) В романе предлагаются две концовки: чисто викторианская, «замкнутая», определенная, и современная — «открытая», неопределенная, содержащая разные потенциальные варианты. «Счастливый конец», любовная история, завершающаяся браком, подчинением правилам и социальным условностям, и — свободное, нерегламентируемое существование в жизненной стихии.
Викторианская эпоха для Фаулза— средоточие нормативности, заданности, оформленности, законченности, что подчеркивается в тексте документальными фактами, точными статистическими данными, книжными цитатами, авторскими комментариями и рассуждениями. Гротескное выделение черт викторианства, четкая прорисовка типичных характеров, имитация литературного стиля и языка того времени доводят образ эпохи до завершенности, граничащей с абсурдом, распадом, переходом в иное качество.

 
Табачный агент
25.03.13 22:24

Постмодернизм пародирует не только литературную, но и философскую традицию (прежде всего теории Сартра, Юнга, Фрейда), которая тоже оказывается бессильной в познании и объяснении мира, где нет ничего определенного и стабильного. В «Табачном агенте», пародии на просветительский роман, Барт противопоставляет двух героев — Эбенезера Кука (Эбенезер по-еврейски означает «камень помощи») и Генри Берлингема, соответственно символизирующих стойкость, неизменность, преемственность, традиционность и изменчивость, относительность. Эбенезер, истинное дитя «века разума», полагается во всем на рациональное мышление, строгую этику, кодекс поведения. Генри же живет в вывернутом мире, бесконечно меняет маски и роли, втягивая окружающих, в том числе и Эбенезера, в свою бесконечную игру без всяких правил. Таким образом, просветительская, гуманистическая традиция как бы становится «действующим лицом» романа и вовлекается в перипетии сюжета, в универсальный хаос экзистенциального бытия.
И все же Барт, как и Пинчон, ищет упорядочивающее начало, единство множественности. В его «эпистемологическом романе» прослеживается движение разрозненных элементов к целому: Эбенезер и его сестра — близнецы, Генри ведет поиски отца, Эбенезер — и вымышленный герой романа, и реальный поэт-лауреат Э.Кук, написавший поэму с тем же названием, что и у романа Барта. Разные литературные источники — записки легендарного капитана Джона Смита, сюжеты Боккаччо, Рабле и других — пародируются и в то же время сводятся в один текст, обнаруживая сходство.

 
Экзистенциальный выбор
25.03.13 22:21

Экзистенциальный выбор осуществляется на основе алфавита. Законы бытия заключены в правилах грамматики, которые первичны по отношению к действительности, а прогресс — корректировка этих правил. Не жизнь меняет литературную и языковую традицию, а традиция воздействует на жизнь. «Это парадокс; — пишет Барт, — в сложном обществе любого типа человек обычно свободен лишь в той степени, в какой он подчиняется правилам этого общества»
В романе «Letters» («Письма»), пародии на классический эпистолярный роман, литература полностью вытесняет жизнь. «Letters» по- английски означают одновременно письма, буквы и словесность в целом. Герои этого произведения — персонажи предыдущих книг Барта (причем они считают себя реальными людьми и даже авторами бартовских романов, обвиняя Барта в плагиате); один из них — сам автор, среди адресатов могут быть покойники и неродившиеся дети, в качестве действующих лиц фигурируют исторические личности, известные писатели. Многие сюжетные линии и мотивы заимствованы, но Барт не столько подражает Сервантесу, Ричардсону, Филдингу и Стерну, сколько переписывает и пересоздает их произведения. Голландский ученый Т.Д'Ан отмечает, что «для Барта писать об истории означает создавать историю» (по мнению писателя, это имманентная черта литературы как таковой). Д'Ан называет роман Барта «самопорождающей лингвистической системой», где «человеческий мир по существу лингвистичен», и утверждает, что Барт хочет продемонстрировать неспособность языка адекватно отражать реальность.

 
Американский критик Э.Мендельсон
21.03.13 14:03

Неприятие линейной, эволюционирующей традиции Пинчон объясняет тем, что строгий порядок ведет к апокалипсису или возвращению к циклической повторяемости истории, тогда как множественность и стихийность жизни дают надежду на обновление и возрождение. В «Радуге земного притяжения» причины и следствия меняются местами: ракета летит со скоростью, превышающей скорость звука, и поэтому ее полет слышен лишь после падения и взрыва; герой Слотроп (в результате проведенных над ним в детстве павловских опытов с условным рефлексом) неосознанно выбирает в Лондоне для любовных свиданий те места, куда потом попадает ракета. Автор восстает против стремления подчинить вселенский хаос логике человеческого разума. Он опирается на постулаты термодинамики и теории информации: в термодинамической системе все сущее стремится к самоповтору и потому постепенно теряет энергию для дальнейшего развития и существования, в информатике же — чем выше степень дезорганизации, шума, неопределенности, тем больше возможности для новых сигналов и новой информации.
Американский критик Э.Мендельсон относит романы Пинчона к «энциклопедическим повествованиям» наряду с произведениями Данте, Рабле, Сервантеса, Гете, Мелвилла и Джойса. Черты таких произведений — передача всего спектра современной культуры и идеологии, осмысление данных науки и философии, использование различных стилей и моделей.

Последнее обновление 10.08.14 09:29
 
«НачалоПредыдущая31323334353637383940СледующаяПоследняя»

Страница 35 из 41
Вверх Яндекс.Метрика