В рамках литературы XX в
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
30.01.14 11:10

 

«Шпиль» Голдинга некоторым образом заставляет вспомнить о «Тумане» Унамуно. Там, выявляя множественность субъективных со- отнесенностей образа тумана, автор превращал метафору в символ. Голдинг же, постепенно расширяя поле переносного значения знака и одновременно обнажая умозрительный характер этого значения, превращает символ в аллегорию. И в этом случае абстрактная идея оказывается несовместимой с жизнью: она разбивается при столкновении с реальностью — шпиль не может держаться одной только верой. Но разрушение идеала, крушение веры делает невозможной и дальнейшую жизнь человека. Безупречно точный образ средневекового мышления при помощи одного только этого формального приема проблематизируется: что есть вера, если она опирается на умозрительные построения, которые сама же порождает, а соединяющий разные измерения бытия символ на поверку оборачивается условной аллегорией? Заданные таким образом, отношения между средневековым человеком и окружающим его миром оказываются универсальными, аллегория, несколько пессимистично, выявляет сущностное единство моделей мышления. Опровергая представление о принципиальном отличии средневекового мировосприятия от современного, роман одновременно утверждает преемственность в развитии человеческой мысли, хотя это преемственность во все более четком осознании непостижимости мира и бытия и недостижимости идеала.
Наконец, в рамках литературы XX в. происходит своеобразное «опрокидывание в жизнь» аллегории, обоснованное в одной из самых оригинальных теорий этой фигуры, предложенной М.Киллиган. Она призывает решительно отказаться от традиционной ««двухуровневой» трактовки аллегории, которую связывает с традицией аллегорического чтения, имеющего в настоящее время широкое распространение в литературоведении. Подход к аллегории следует искать в самой ее природе, которую Киллиган связывает с осознанием полисемии слова, и в структурной основе — игре слов, пронизывающей все уровни текста. Идеологическая функция, присущая всякой аллегории, в сочетании с таким специфическим видением языка превращает ее в рефлектирующий жанр, предметом осмысления которого становится собственная повествовательная форма и зыбкая граница между прямым и переносным значением. Аллегория предполагает в языке освящающую, сакрализующую силу, и хотя в XX в. едва ли можно говорить о сакральном измерении языка, вновь пробудившееся ощущение власти языка и обострившийся интерес к языковым механизмам, структурирующим действительность, объясняют, в частности, актуализацию аллегории в наше время.

 

Последнее обновление 13.08.14 11:35
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика