Приключения Улисса
<
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 
01.06.14 11:42

 

С «Улисса» (1922) начинается принципиально новое соотношение с мифом. Самим названием романа Джойс не оставляет сомнения в выборе им мифологического героя. Об особой привлекательности для него образа Одиссея Джойс говорил сам. С детских лет после чтения
«Приключений Улисса» Ч.Лэма из всех героев Троянской войны он один остался в памяти будущего писателя. С Улиссом Джойс хотел провести мифологическую параллель в рассказах о дублинцах. «Одиссеей» же он советовал пользоваться как путеводителем при чтении его романа. Тему Улисса он считал «самой прекрасной, всеобъемлю¬щей темой» в западной литературе, «величественнее, человечнее, чем Гамлет, Дон Кихот, Данте или Фауст». По сравнению с «Илиадой», представляющей собой закрытую книгу о военном успехе, в истории Одиссея Джойс находил большие потенциальные возможности для ее развития: «После Трои нет и речи об Ахилле, Менелае, Агамемноне, не покончено только с одним человеком — Одиссеем, его героическая карьера едва начинается». Джойс видел в нем самый цельный законченный характер в мировой литературе, так как он совмещал в себе противоречивые качества (противника и участника войны) и исполнял различные роли (сына и отца, супруга и любовника).
Джойс не был оригинален в выборе своего мифологического источника, поскольку Гомер всегда занимал особое место в европейской  традиции. Но у Джойса было совершенно отличное от его предшественников и современников обращение с мифологическим материалом, что сразу бросалось в глаза. Открыто указав на него заглавием, он в тексте оставляет минимальное место Гомеровым аллюзиям, в то время как отсылки к Шекспиру и Священному писанию, двум другим источникам романа, не сходят с его страниц.
Вместе с тем в первоначальном варианте каждый из восемнадцати эпизодов имел название, отсылающее к «Одиссее» — от «Телемаха» и «Нестора» до «Итаки» и «Пенелопы». Этими обозначениями Джойс пользовался в частных письмах, сообщая о продвижении работы над романом. Известно, что у него имелась рабочая схема, которую он не держал в секрете, где были прописаны параллели с «Одиссеей».
Далеко не все содержавшиеся в схеме параллели вошли в оконча-тельный текст романа. Исчезли из него и Гомеровы названия эпизодов. На этом основании исследователи Джойса делают разные выводы. Одни принимают на веру объяснение Джойса, якобы стремившегося поставить дополнительные преграды на пути читателя к роману. Другие приходят к заключению, «что параллель с «Одиссеей» больше помогала Джойсу в процессе сочинения, чем нам, когда мы читаем книгу». Оба суждения слишком просты, чтобы объяснить столь существенные изменения, внесенные автором в текст. Не вытекают они и из существа романа.

Последнее обновление 13.08.14 11:41
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика