Прекрасный новый мир
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
13.04.13 12:31

Тот же конфликт человека с механистическим миром определяет художественную структуру поэтических циклов Лорки «Цыганское романсеро» (1924-1927) и «Поэт в Нью-Йорке» (1929-1930). Особой остроты тема обезличенности достигает в американском цикле с его апокалипсическими видениями толпы («Панорама толпы, которую рвет», «Панорама толпы, которая мочится»). Духовными противовесами машинному омассовленному обществу служат в первом цикле образ цыгана, во втором — негра и самого поэта.

 

Путь противостояния машине и толпе художникам XX в. видится только в движении назад — к корням, истокам человеческого, к естеству. Путь вперед блокирован, поскольку угрожающие тенденции, наметившиеся в современности, предположительно будут развиваться и дальше. Естество как антипод машины наполняется новым смыслом: бывшая оппозиция «естественность» — «условность» переводится в план антиномии «живое» — «неживое». Поэтому «дикарь» при абсолютном доминировании в нем коллективного и биологического начала противопоставлен массе, воплощающей механическую сущность цивилизации, как, например, в антиутопии О.Хаксли «Прекрасный новый мир» (1932). Образ «дикаря» соотнесен со сферой «живого» и потому оказывается личностен при нарочитом отрицании индивидуальности. Важно подчеркнуть еще один момент. Если в предшествующей примитивистской традиции понятие «цивилизация» было равнозначно понятию «культура», то в примитивизме XX в. эти понятия разделяются. Машина и толпа — две высшие силы современной цивилизации — угрожают не только человеческой личности, но и культуре в ее высшем понимании. Притом и «дикарь», как уже упоминалось, воспринимается носителем своей, особой культуры.

 

 

 


 

 

 

 

Последнее обновление 11.08.14 10:03
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика