А.Карпентьера «Потерянные следы»
<
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 
13.04.13 17:44

Замечательный образец переосмысления традиционной примитивистской топики представляет известный роман А.Карпентьера «Потерянные следы». Городской житель, музыкант, уставший от жизни, опустошенный, утративший творческие импульсы и нравственные ориентиры, отправляется в этнографическую экспедицию в южноамериканскую сельву, и здесь-то, в глуши, на лоне дикой природы, он обретает себя, обретает настоящую любовь и начинает самозабвенно творить. Эта сюжетная схема дополняется устойчивым набором примитивистских мифологем. Потаенный город, основанный в сердце сельвы, выступает как воплощение мифологемы Золотого Века— не случайно свое путешествие в пространстве герой осмысляет как путешествие во времени, в прошлое, в эпоху первотворения. Еще отчетливее проступает мифологема земного рая, составляющая один из центральных элементов художественного кода латиноамериканской литературы. Музыкант воспринимает себя Адамом, свою возлюбленную — Евой, они вместе купаются обнаженными, не испытывая стыдливости, а сцена их расставания представляет собой художественный парафраз библейской сцены грехопадения. В роли змея- искусителя выступает летчик поискового самолета (как и змей, он спускается сверху, с ветвей Древа Познания). Он обращается к герою на английском языке, который мгновенно затуманивает его сознание: чужеродная речь в данном случае выступает как знак искусственности.

Далее «искуситель» предлагает «Адаму» «запретный плод» — глоток коньяку. Стоило музыканту хлебнуть коньяку, как он принимает решение слетать в город, а затем вернуться в «рай», чего ему уже будет не дано. «И в этот короткий, но решающий миг... словно опустился занавес и отгородил меня ото всего вокруг. И что-то в этом мире сразу стало для меня чужим, словно вокруг изменились пропорции». Росарио, любовница героя, выражает идею естества, природности, инстинкта, противостоящего разуму, изначальной сущности бытия: «Ее тайна восходила к древнему миру, и я даже не знал, на какой ступени истории находился этот мир». Кроме того, в романе подчас очень нарочито акцентируются традиционные примитивистские оппозиции «первозданность» — «искусственность», «чувство» — «разум», «естественность» — «условность» и прочие.

 

 

 

 


 

 

Последнее обновление 11.08.14 10:03
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика