Пафос множества
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
03.04.13 18:28

Воспевание «пафоса множества» подразумевает чувство единения с человеческой массой, солидарности с универсальным товариществом, в котором преображается маленькое индивидуальное «я».Императив массы был самоочевиден, отличия пролегали в отношении к данности: безоглядному самогипнозу заклинаний типа «Единица — вздор, / единица— ноль» противополагалась стоическая неколебимость индивидуального сознания: «Сомневающийся... / — не стержень / ли к нулям?» (Цветаева). Интересно осмыслял этот феномен Пришвин: «Сказитель, преодолев время и место... сближает все части жизни одна с другой, так что показывается в общем как бы одно лицо и одно дело творчества, преображения материи. При таком понимании сказка может быть реальнее самой жизни...» И раньше: «Нужно чувствовать вперед не отдельные существа масс, а всю ее как лицо, и это лицо чтобы стало героем...». Поэтому слияние с массой несет с собой жертву самоотречения личности (что, собственно, и декларировалось в цитированном выше призыве); возникает дихотомия «трагического» и «эпического» человека: «Эпическое идет на общую потребу и в круговую поруку жизни преимущественно... трагическое же —
социально, как почин сдвига и вещая тревога».
* * *

 


Общность художественного мышления авангардистской эпохи очевидна: так, С.Вальехо («Масса») и Н.Асеев («Стихи сегодняшнего Дня»), несмотря на временную, пространственную и культурную разнесенность, созвучно воспевают дух солидарности с павшим товарищем, отождествление с которым способствует апофеозу погибшего и его преображению в идеальной общности всечеловеческого единства. Гибель индивидуума в массе и ради массы предстает как воскрешение в царстве утопии, ибо сплочение в массу и мыслилось как достижение идеала. Эти мотивы настолько постоянны и приметны, что можно говорить о своеобразной авангардистской танатологии.

Очень интересная литература на сайте lookfun.ru

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика