Об экспрессионизме в литературе и о новой поэзии
<
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 
03.04.13 18:38

Сходные строки можно найти у другого чилийца, В.Уйдобро и у перуанца С.Вальехо: «Я переживаю эту боль не как Сесар Вальехо.

Я страдаю сейчас не как художник, не как человек, ни даже как просто живое существо... Я просто страдаю». Этот фрагмент из «Стихов в прозе» едва ли не буквально перекликается со строками из манифеста К.Эдшмида «Об экспрессионизме в литературе и о новой поэзии» (1920): «Больной больше не есть просто страдающий индивидуум — он становится самой болезнью, плоть его вбирает в себя боль всего мирозданья...». Воистину сумеречное умонастроение царило в искусстве революционных десятилетий. Но эта боль за все мироздание, пронизывающая весь художественный текст эпохи, была так же связана с энтузиастическим пафосом созидания, как вечерняя заря с утренней.
В общественном сознании эпохи идея смерти, как и идея вещи, была парадигматична и коррелировала с соответствующей социально-исторической проблематикой. Менялась мировоззренческая парадигма, менялась картина мира. В этом новом образе мира повседневное (иначе — «дневное») существование в условиях омассовления социума лишается ощущения подлинности, а посему, согласно Хайдеггеру («Бытие и время», 1927), единственным гарантом обеспечения ценности индивидуальной жизни предполагается модус «бытия-к-смерти», сопровождаемый острым переживанием метафизического страха, тоски, заброшенности, богооставленности. Соотношение сознания индивидуального и сознания массового транскрибируется Хай- деггером в категориях Angst и Furcht — страх онтологический и страх бытовой. Мотив осиротелости, заброшенности, одиночества, оторванности от почвы, очага, гуманистической колыбели контрапунктировал с мотивом слиянности с человеческой общностью, массой, образовывая неповторимый настрой, трагическая совокупность которого убедительно представлена в «Степном волке» (1927) Г.Гессе.

Идея солидарности, всемирного товарищества всех людей, предложенная еще унанимистами и расцветшая в коммунистическом обетовании, выражала в конечном счете упования на коллективное спасение в прогрессистской модели новой утопии, подобно тому, как спасение индивидуальное виделось в самопожертвовании во имя этой утопии.

 

 

 


 

 

 

Последнее обновление 11.08.14 10:01
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика