Новая ступень реализма
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
25.06.14 08:38

Новая ступень реализма

 

Литература и искусства очень рано ощутили на себе воздействие крепнущего представления об условности мышления и поведения человека и стали для «широкой публики» его провозвестниками. Особую остроту ситуации в области литературы придавало то, что кризис эпистемы пришелся на период принципиального и радикального миметизма. Слово в идеале стремится к полной прозрачности, а критерием истинности, «подлинности» выступает максимальное (в идеале — полное) соответствие образа реальности. В этих условиях осознание условности (не ущербности и не схематичности, а именно условности) создаваемой в художественном произведении картины мира, в общем-то, не может быть разрешено переходом на некую новую ступень «реализма», жизнеподобия. Естественным образом, резко возрастает притягательность мифа, который, соотносясь с миром в целом, и будучи онтологичным по самой своей сути, на протяжении многих веков оставался для литературы недоступным и прельстительным идеалом. Для первой половины XX в. особенно соблазнительной оказывается ритуальная концепция мифа, согласно которой, как явствует из самого ее названия, миф живет и полностью реализуется только в ритуале. С точки зрения этой теории мир отражается в мифе в категориях деяния/события и слово может стать частью мифа только в той мере, в которой оно способно само стать деянием. Понятый таким образом миф как будто позволяет вырваться из пут текстуальности к реальному и безусловному, хоть и открытому для различных интерпретаций, действию.
Поставленный в такой контекст миф, в первую очередь, привлекает внимание авангардистов, по преимуществу воспринимавших современное им состояние литературы не как качественно новое, а как кризисное, а значит, требующее разрешения, и склонных искать путей этого разрешения в новых методах видения мира и отображения реальности. Социально-политическая ангажированность авангардизма подталкивает его представителей к выдвижению сознания масс в качестве основы альтернативного видения мира. Индивидуализм отвергается по соображениям идеологическим — как буржуазный — и с более широкой философской точки зрения — одновременно как продукт и как неотъемлемая черта переживавшей кризис культуры. Для концептуации форм коллективного, массового сознания, принципиально отличного от сознания индивидуалистического, личностного, и при этом укорененного в психических импульсах отдельного человека, оказывается чрезвычайно плодотворным миф, увиденный через призму психоанализа. Вскрыв сходство образов и логики сна с образами и логикой первобытных мифов, З.Фрейд тем самым связал мифологические модели с глубинными механизмами работы человеческой психики и придал мифу реальность особого рода. В теории Фрейда миф и ритуал оказываются адекватной коллективной, даже массовой формой выражения базовых, универсальных психических импульсов. Одновременно мифы (например, мифы, связанные с Эдиповым комплексом) несут в себе воспоминания о реальных событиях доисторической древности. Таким образом, миф, по Фрейду, связан с реальностью и на другом уровне, поскольку несет в себе воспоминание о формативных для общества (и для индивидуальной психики) событиях. Кроме того, именно миф, регулируя одновременно жизнь общества и индивида, выступает связующим звеном между ними.

 

Последнее обновление 13.08.14 11:41
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика