Новые мифологемы
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
07.04.13 14:26

Демифологизированный авангардным самоутверждением мир рождает новые мифологемы, отличающиеся внутренней антиномичностью.

 

Все концепты авангардной поэтики взаимосвязаны и внутренне двойственны: созидание непременно связано с жертвенностью, креация — с деструкцией, индивидуальное начало противоречиво сочетается с массовидным, интернационализм — с национализмом, народностью (как в России, так и в Германии).
Проблема самосознания человека 20-30-х гг. в его соотнесенности с массификацией всех жизненных контекстов обрела рациональное отражение не только у Хайдеггера и Ортеги-и-Гассета, но и у Элиаса Канегги в его труде «Масса и власть», создававшемся с 1925 г. Что до искусства, то драматическое растворение индивидуума в массе и осознание им этого процесса ярко преломилось в творчестве и жизненном поведении перуанца С.Вальехо, подпавшего соблазну коммунистического обетования. Автор «Человечьих стихов» и Ортега в «Дегуманизации искусства» и «Восстании масс» регистрировали один и тот же процесс, но с разных позиций. Для одного гибель индивидуума и его растворение в массе было свидетельством подлинной гуманизации социума, для другого — исчезновением человеческого в человеке и началом дегуманизации его в процессе торжества массы, т.е. того обытовленного и омассовленного существования, что Ясперс обозначил слитным понятием Massendaseinsordnung. Правы были обе стороны, поскольку оба взгляда фиксировали реальные— только разные — аспекты одного и того же явления, двуединая трагическая полнота которого представлена как нигде в художественном мире А.Платонова.
Результатом исторического процесса, ценностным ориентиром которого выступает не индивидуум, но коллектив, масса, становится крушение гуманистической утопии и низведение горделивого «творца истории» до фигурки «маленького человека», без-«вольного» (обезволенного) маргинала, шута; происходит «ничтожение» (М.Хайдеггер) образа человека и мира. На смену величавому театру Истории с его космогонической мистериальностью приходит фарсовое трюкачество цирка, оксюморон театра, культурный каламбур, а вместо эпического героя на арене появляется персонаж, в котором сразу опознало себя все человечество. Не случайно колумбийский поэт-авангардист Луис Видалес утверждал, что для современного человечества важнейшие роли сыграли два персонажа: Ленин и Чаплин.

 

 


 

 

Последнее обновление 11.08.14 10:02
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика