Личность Набоков
<
Оценка пользователей: / 2
ПлохоОтлично 
17.03.13 16:30

Такому изменению индивидуальной манеры вряд ли приходится удивляться, поскольку закономерности, общие всему литературному развитию в XX в., оказываются сильнее интенций и пристрастий даже такой крупной творческой личности, как Набоков. Суть этой закономерности можно определить как движение от видимого к существенному, которое подается все более оголенно, в отвлечении от предметности, в определенного рода «формуле», до той или иной степени неизбежно деформирующей реальность, как деформировал ее Сезанн, выделяя цилиндр, шар и конус. Сказанное относится не только к образу действительности, но и к образу героя.
В «Авторской исповеди» Гоголь вспоминает, как Пушкин советовал ему непременно приняться за большое сочинение: обладая «способностью угадывать человека и несколькими штрихами выставлять его вдруг всего, как живого», грех не браться за романы. Бесхитростно и точно пушкинскими словами выражена коренная установка классического реализма, которому необходим «весь человек», причем непременно в живом, немедленно узнаваемом своем облике. Для писателя XX в. такая способность чаще всего — не самое главное, потому что его задачи требуют других дарований: по-иному мыслится герой. В нем теперь выделено существенное, типичное, характерное для всей действительности XX в., и сделано это за счет намеренного отказа от попыток воссоздать индивидуальный мир в его истинной многомерности, заявляющей те или иные отклонения от общего.
Разумеется, и эта тенденция не приобретает значения абсолюта — есть прямо противоположная ей, отмеченная как раз настойчивыми стремлениями выделить в герое все, что чужеродно типичному, а тем более — стандартному.

 

Особенно активными такие стремления стали после 1945 гг., причем затрагивают они по преимуществу литературу тех стран, которые пережили период тоталитаризма, насильственно внедрявшего единомыслие и единоверие. Затем та же тенденция приобрела новую актуальность в условиях так наз. «цивилизации потребления» с ее пугающей обезличенностью. «Чудак», т.е. личность, словно выпавшая из собственного времени и окружения, так что, на первый взгляд, она остается словно бы вообще вне такого рода «контекстов»,— типичнейшая фигура и в прозе, и в драме XX в.: можно вспомнить Белля, Воннегута, Т.Уильямса, Кундеру и еще многих мастеров. Однако и в таких «чудаках» прежняя, свойственная классическому реализму диалектика явления и сущности разрушена едва ли не полностью. Собственно, перед нами точно такие же рельефно выделенные «сущности», как джойсовский Леопольд Блум или юная супружеская чета из «Вещей» Перека, без остатка порабощенная психологией и ценностной системой потребительского общества, — просто в «чудаках» существенное противостоит заурядному. Общие закономерности художественного развития XX в. и в этом случае оказываются сильнее тех или иных субъективных устремлений, даже если речь идет об очень крупных писателях.

 

 

 


 

 

 

Рекомендую фотошоп скачать на сайте megaupl0ad.com. Отличная программа, очень хорошо работает и выполняет свои функции.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика