На страницах «Волшебной горы»
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
15.03.13 12:04

Для того времени вся эта проблематика если не была, строго говоря, полностью новой, то воспринималась именно как откровение, поскольку выступала при свете «грозных зарниц перевала, разделяющего два столетия» (с. 196). На этом перевале, который сам Томас Манн понимал как выход «из эпохи эстетической (буржуазной) в эпоху нравственную и социальную» (с. 161), — точка зрения, резко разделившая его со многими современниками, — зарождалось «неизбежное возмущение духа против рационализма, безраздельно господствовавшего в XVIII и XIX вв.», а необходимость «гуманизма, чуждого самодовольной ограниченности, отличающей гуманизм буржуазного века» (с. 195), чувствовалась всеми. Манн был бы до конца объективен, признав, что уже и тогда многие необходимость гуманизма отрицали принципиально и решительно.


Воссозданная на страницах «Волшебной горы» ситуация была трудной для людей, не наделенных ни моральным героизмом, ни мощной жизненной силой, — таких, как Ганс Касторп. Они чувствовали, что «на все — сознательно или бессознательно — поставленные вопросы о высшем, сверхличном и безусловном смысле всяких трудов и усилий эпоха отвечает глухим молчанием», и, несмотря «на всю внешнюю подвижность», прозревали «в самом существе ее отсутствие всяких надежд и перспектив».

 

 

 

 


 

 

 

 

Последнее обновление 10.08.14 09:26
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика