Музыка ремизовской прозы
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
18.04.13 19:53

Эта вполне сознательная установка реализовалась, прежде всего, в работе со словом. Обычное, обыденное слово воспринимается художником как форма, сквозь которую необходимо проникнуть к сокрытой потаенной сущности слова, речи, к первоэлементам художественного языка искусства. А.Ремизов ясно осознает особенность своего творчества: «...моя страсть разлагать слова до первозвука...»; «...действуют ведь надушу не слова, а подсловья». Эти «подсловья», составляющие основу его стиля, возникают не столько за счет характерной «языковой археологии», когда писатель выискивает необыкновенные, редкие, старинные и народные слова и обильно рассеивает их по тексту (чем мастерски занимался Лесков), сколько из смешения различных языковых пластов, столкновения слов, из прихотливого варьирования слов, из игры со словом, со звуком. Все исследователи отмечают музыкальность ремизовской прозы, но эта музыкальность так же отличается от символистской мелодичности, как обрядовая песня от ноктюрна Шопена. Звук Ремизова — первороден, «необработан», подчас дисгармоничен, и вместе со зрительными образами создает что-то вроде древнего синкретического единства, какое сам писатель обозначал понятием «звукоблеск». Музыка ремизовской прозы тяготеет к остинантному повторению одной-двух нот, к выявлению первозвука: «...звенят злющие зюзи...»; «...и потонули в жужжании и сыти дожатвеннои жажды» .


Еще дальше пошли русские футуристы со своим словотворчеством. Так называемая футуристская «заумь» есть на самом деле явление прямо противоположного порядка по отношению к «уму», рационализму. Этот бунт против устоявшихся языковых форм нацелен на достижение иррациональных архетипических сущностей. Прокламируя свою устремленность в будущее, большинство русских футуристов (за исключением Маяковского) в своем творчестве парадоксальным образом возвращаются в отдаленное прошлое, в эпоху начала времен, и голос их становится подобен лепету первобытного человека, а то и голосу животного, птицы. Поэт расчленяет речь на перво- звуки, отыскивая в элементарных частицах языка концентрацию смыслов и ростки словаря:
Перезвучалью зовет: Ю... Отвечает венчалью: Ю. Слышен полет Ю. И я пою Ю: Люблю Ю
На миланном словечке
На желанном крылечке
Посвистываю Ю:
Юночка
Юная
Юно
Юнится
Юнами
Юность в июне юня. Ю — крыловейная, песенка лейная, Юна — невеста моя. Ю — для меня. (Каменский. «Соловей»)

 

 

 

 


 

 

Последнее обновление 11.08.14 10:31
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика