Мифотворчество Йейтса
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
24.05.14 18:15

 

Мифотворчество Йейтса определялось отказом от индивидуализма, от «характера» в пользу «архетипа». «Первым принципом» поэзии Йейтс считал объективизацию субъективного переживания: «Поэт всегда пишет из собственной трагедии и для лучших своих произведений черпает из своей жизни, что бы она ни заключала в себе: будь то раскаяние, утраченная любовь или просто одиночество». Но процесс творчества, как поясняет он, определяется превращением индивидуума («сплетенного из случайного и бессвязного, который по утрам садится завтракать») в обобщающий образ «поэта», («цельного в виде идеи, в виде чего-то законченного и предназначенного»): «он более тип, нежели человек, и еще более страсть, нежели тип. Он Лир, он Ромео, Эдип, Тиресий, он вышел из трагедии, и даже его любимая женщина— это Розалинда, Клеопатра, но не Смуглая Леди».
«Маска» получает статус эстетической категории, заменяющей «зеркало», что переводит отношение искусства к действительности на другой уровень имитации. Чтобы постичь истину, художник смотрит не на отражение зеркальной поверхности, а на маску, выражающую скрытую сущность. Как часть личной мифологии, «Маска» переносилась на поэтическую деятельность Йейтса в целом, становилась обоснованием самодраматизации, дававшей ему творческий импульс. Лишь умея вообразить себя другим, возможно упорядочить себя, т.е. произвести самодраматизацию, аналогичную надеванию театральной маски.
Метафорическая проза Йейтса не обязывает к понятийной строгости. Его «Маска» — это все, что не «Самость» (the Self). «The other self», «the anti-self», «the antithetical self» синонимичны «Маске», хотя и вносят в это понятие дополнительные коннотации. Понятие «Самости» (das Selbst) К.-Г. Юнга Йейтс развивал по другой схеме. В то время, как для Юнга понятием «самости» определяется цель «индивидуации», обретение личностью целостности, для Йейтса это лишь исходная позиция, целостность же достигается стремлением к своей противоположности. Столь же отдаленной слышится перекличка с понятием «истинной маски» Ф.Ницше, как противоположности «подобию», фальшивой маске.
Сколько бы, однако, Йейтс ни писал о стремлении к целостности, акцент он ставит на внутренней антитетичности личности, понимая ее
осознанное раздвоение на эмоциональную и интеллектуальную половины почти как физиологическую неизбежность: «ни одна мысль не способна к воспроизводству, пока не разделится надвое». Подобно тому как Ницше видел свою миссию в том, чтобы дать миф лишившемуся его человечеству, Йейтс на протяжении всего своего творчества искал и пытался сформулировать свой мономиф. Он постоянно возвращался к мысли о том, что «для каждого человека имеется какой-то миф, который, если бы мы его знати, объяснил нам все его поступки и мысли».

Последнее обновление 13.08.14 11:40
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика