К концу жизни Йейтса
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
24.05.14 18:29

 


К концу жизни Йейтса особенно заботила мысль о придании ей «завершенности». Связано это было как с пониманием завершающегося жизненного пути, так и с работой в это время над полным собранием сочинений. Размышляя над противоречием «Человек может воплотить истину, но он не может ее знать», Йейтс возлагал надежду на то, что, и не зная истины, смог воплотить ее в эстетической завершенности своего творчества.
Жизнетворческий сценарий, разработанный символистами, не был чужд Дж.Джойсу. На роли биографии художника в его творчестве построена «шекспировская теория» Стивена Дедала в «Улиссе». Она перекликается с тем, что говорил Йейтс о законности интереса к личной жизни писателя. Все то, что создает художник, повторял за ним на свой манер Джойс, он черпает прежде всего из самого себя: «Мы бредем сквозь самих себя, встречая разбойников, призраки, великанов, стариков, юношей, жен, вдов, братьев по духу, но всякий раз встречая самих себя». Перекликается и тогда, когда жизнь житейская («ее наши слуги могли бы прожить за нас») отделяется от жизни, претворенной воображением. Слова героя символистской драмы Вилье де Лиль- Адана «Аксель» — «Жить? Это сделают за нас наши слуги» — Йейтс, как и другие символисты, повторял неоднократно.
В определенном смысле Джойс тоже сотворял миф из собственной жизни, что убедительно показывает его биограф Р.Эллманн. Автобиографическое начало дает о себе знать во всех произведениях Джойса, заметно меняясь от одного к другому. Собственно он и начинал с автобиографической пьесы (ее рукопись не сохранилась) и автобиографического романа «Стивен-герой», оставшегося незавершенным. И лишь найдя способ превращения жизни прожитой в жизнь сотворенную, он написал на той же основе совсем другое произведение — «Портрет художника в юности».
Биографических отсылок в произведениях Джойса не меньше, чем мифологических. Его семейная ситуация нашла отражение в «Портрете» и «Улиссе». Стивен Дедал, казалось бы alter ego автора, заметно от него отодвигается, а Блум, столь непохожий на него, напротив, имеет с ним много общего. Более того, сама оппозиция — Де- дал/Блум, молодость/зрелость, эмоции/разум, дух/тело— передает его собственную раздвоенность, сравнимую с йейтсовой антиномией, стремлением «the self» к «the anti-self». Реальных прототипов имеют многие персонажи Джойса. Отец писателя — прототип Ирвикера, близнецы Шем и Шон — его самого и брата Станислава («Поминки по Финнегану»). А бросающееся в глаза сходство персонажей «Улисса» с известными людьми Дублина послужило причиной скандальной репутации этого романа в литературных кругах Дублина. Даже выбор времени его действия — 16 июня 1904 года — из биографического факта, дня, который Джойс провел со своей будущей женой, превратился в знаменитый артефакт под названием «День Блума». Особенный, «единственный» день в жизни писателя в мифическом преображении стал «каждым днем Каждого Человека» (К.-Г.Юнг).

 

Последнее обновление 13.08.14 11:40
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика