Концепции барокко
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
23.03.14 10:51

 

Итак, концепции барокко, развиваемые на фоне кризиса традиции, обнажают специфическую потребность в восстановлении единства первоистоков традиции с ее продолжением, то есть того единства, которое было нарушено в предромантическом и романтическом отрицании риторичности. В то же время, в «барочном» прочтении образ классицизма постоянно соотносится с ограниченностью, завершенностью, статикой, что лишь в какой-то степени характерно для классицизма исторического, но вполне согласуется с восприятием классической (то есть доромантической) традиции как завершенного целого. Завершенность сообщается не столько ее внутренними импульсами, но придается логикой исторического развития, в противостоянии с которой пытается осуществить себя в XX в. новый классицизм.
Классицизм этот вынужден как бы заново определяться в эпоху постромантизма. Суть не только в том, что со времен романтизма классицизм осознается как система неких внешних правил, правильностей, в конечном итоге ограничений, снять (разрушить) которые стремилась новая художественная система. Суть еще и в преображении восприятия естественного истока всякого классицизма, то есть античности. Единство ориентации на античность с риторической образцовостью начинает явственно разрушаться на рубеже XVIII и XIX вв., когда оформляется настоятельная, предромантически прочувствованная потребность в обретении античности как таковой; создается (еще правда неясное, «импрессионистическое») противопоставление идеальной «первичной» античности «вторичному» классицизму; а последний оказывается не продолжением античного «образца», но излишней — риторической — надстройкой над ним. Но античная классика продолжает воприниматься как система целостная, внутренне правильная, гармоничная, устойчивая, единая в своей исконной и непосредственной классичности.
Разрушение этой целостности, постижение внутренней двойственности античной «классики» связано с появлением «Рождения трагедии из духа музыки» (1872), своеобразным итогом «непосредственного» общения с идеальной античностью. Новый образ античной классики отнюдь не лишал ее ореола идеальности, но изменял сам смысл идеального: в книге Ф.Ницше не только обнажалась «темная», «безобразная», «оргиастическая» праооснова греческой культуры, сама гармония ее оказывалась «не простой», противоречивой; выстраивалась на реализованном в трагедии взаимодействии «дионисийства» и «аполлонийства». Разрушение «двойственности, данной в самом происхождении и существе греческой трагедии, как выражения двух переплетенных между собой художественных инстинктов» связывалось Ницше с рационалистическим (сократовским) перерождением аполлонического начала. Ущербное, далекое от идеальности подобие античной классики, вырожденное в александрийско-римскую рациональность, по сути, и наследуется в дальнейшем, возникая, например, в эпоху Ренессанса, когда возрождается не внутренний смысл греческой культуры, но внешняя форма смысла, отграниченная от истины.

 

Последнее обновление 13.08.14 11:37
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика