После концлагерей и сброшенных атомных бомб
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
06.11.13 10:30

После концлагерей и сброшенных атомных бомб

 

Думается, что такая гиперболизация ощущения обусловлена корреляцией доисторического архетипа страха человека перед природой с интеллектуальной атмосферой того времени, когда создавались книги Саррот — после концлагерей, после сброшенных атомных бомб, во время «малых» войн, моделирующих недоверие, вражду. Все это создает как бы затекстовый фон для всех, столь «незначительных» мотивов отчаяния. Чтобы дать возможность почувствовать эти угрожающие толчки подземной стихии страха, писательница, как и В.Вулф, прибегает ко второму уровню реальности, когда метафора должна в восприятии материализоваться. Первая сцена «Планетария»: старая француженка наслаждается божественным покоем, в душе ее звучит торжественная музыка. Кажется, все вокруг — свет, радость, жизнь. «Чудо на этой стене, бежевой стене с золотистыми бликами... А сама стена... Какая удача... Прямо как кожа... Нежная как замша...». Вдруг— резкий перелом настроения: в душу ворвался страх, ощущение гармонии исчезло. «Но это же лезет в глаза... ручка, отвратительная никелированная ручка, вроде дощечки из белого металла на заборе... это все портит, все разрушает, придает целому вульгарный вид— прямо дверь общественного туалета». Берту словно подменили: гонимая ужасом, бросается она к телефону, умоляет племянника приехать, только он способен ее спасти от нападения... безвкусицы.

Последнее обновление 12.08.14 08:49
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика