Художник— как Сезанн
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
13.03.13 08:56

Художник— как Сезанн, как Клее— «предстает регистратором всех взаимосвязей и соучастии в явлениях этого мира, хотя последние сами по себе уже бессвязны, и отворачиваются от него, и настолько для него бесполезны, что он, «ivre d'absence» («опьяненный пустотностью мира»), лишь как бы роскошествуя в своей бедности, способен иногда пользоваться их формами». И вот такое «регистрирование» земного, «глубоко, блаженно земного», установление «связей и соучастию) вопреки всей царящей бессвязности, для современного искусства становится важнейшей из задач. Для Рильке это единственный способ перевести здешнее, временем связанное, в широчайший круг бытия. А «Дуинские элегии» подтверждают, насколько этот способ действенен.
Достаточно, оказывается, подойти к тому же явлению распавшейся цельности без априорно принятой и обоснованной опытом прошлого интерпретации — сводись она, как у Федотова, к «преодолению психологизма, т.е. человека», или к чему угодно, как тут же это явление приобретает новый смысл: оно знаменует собой не упадок, не начавшуюся гибель искусства, а напротив, происходящий в нем процесс глубокого и необходимого пересмотра собственных функций, возможностей, установок, изобразительного языка, «ритма, лада, согласия». Как ни активен (и сложен по формам) диалог с традицией, который не прерывается в художественной культуре на протяжении всего XX столетия, сколько-нибудь объективно истолковать опыт этой культуры, исходя из традиционных критериев, невозможно.

Рильке, обязанный прямым своим предшественникам, и, в частности, русским классикам, бесконечно многим, тем не менее одним из первых пришел к убеждению, что XX в. для искусства не просто хронологически, но качественно новая эпоха, когда изменилось все — от статуса художника в обществе до внутренних закономерностей, по которым строится эстетический универсум.

 

 

 


 

 

 

Последнее обновление 10.08.14 09:23
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика