Фаустовская ситуация
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
18.03.14 08:15

 

Классицизм уподобляется Д'Орсом основному языку, барокко диалектам. Классицизм обладает не только четким центром, но и четкими контурами, границами; барокко же не достает собственной контурности, оно подчиняется притяжению того, что находится за его пределами. Барокко — открытая система, указывающая на движение к внешней точке, оно никогда не знает, чего хочет, но именно с ним связано состояние ослабленности организма культуры. Выбор между классицизмом и барокко — фаустовская ситуация, это выбор между Вечностью, бессмертием, холодным небом и Жизнью, юностью, теплой землей.
Выражая все то же тяготение к первоистокам, Д'Орс пытался построить такую модель культуры, в которой постоянно возникает, обновляется и присутствует первоначальность, именуемая барокко. Причем первоначальность вновь оказывалась синонимом неопределенности или отсутствия границы, разделяющей историю и современность, символом живой традиции, способной к возобновлению без утраты. Именно поэтому концепция Д'Орса позднее приобрела специфическое значение в построении одного из вариантов модели латиноамериканской самобытности как барочности, ясно ассоциирующейся с именем Алехо Карпентьера.
Конечно, барокко в принципе отведено особое место в истории латиноамериканской литературы, ведь XVII в. — это начальный этап становления словесности на континенте. И, естественно, латиноамериканские размышления о барокко отнюдь не ограничены именем Карпентьера. Так, у Борхеса барокко опосредованно связывается с проблемой поиска «своего» языка (одной из центральных проблем латиномериканского художественного и философского сознания XX в.). Барокко неизбежно возникает и в связи с понятием об изначальной испанской барочности и ее латиноамериканских трансформациях, и при характеристике особенностей латиноамериканской литературы (в основном прозы второй половины XX в.) — избыточной метафоричности, языковой стихийности, протеистичности. У Карпентьера же «барокко», связанное с общей проблематикой поиска латиноамериканской сущности, превращается в магическо-мифопоэтическое имя, способное вобрать в себя все разрозненные смыслы латиноамериканского мира.
Слово «барокко» применяется Карпентьером для характеристики самых различных реалий латиноамериканского мира. Барочны латиноамериканские города, чей странный внестилевой стиль «в процессе длительного симбиоза, амальгамирования перерастает в специфическую барочность», которая должна «заговорить в современном романе континента». Барочно индейское прошлое, природа Америки; даже до бесконечности плодящиеся диктаторы — барочны. Барокко Карпентьера— это не определенная эпоха, «это больше чем стиль, это барочность, то есть способ перевоплощения материи и ее форм, способ упорядочивания путем создания беспорядка, способ пересоздания материи». В конечном итоге «барокко» Карпентьера— это понятие, в концентрированном виде обобщающее латиноамериканский мир, и, одновременно, мифопоэтическое имя этого мира, соответствующее его гипотетической, становящейся целостности.

 

 

Последнее обновление 13.08.14 11:37
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика