Эпоха зрелости «фаустовской» культуры
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
09.03.14 07:54

 

В концепции Шпенглера барокко выступает как эпоха зрелости «фаустовской» культуры (души), как идеальное ее самовыражение, полнота которого недостижима для Запада, с тех пор как он вступает в стадию цивилизации. Отделив антично-«аполлонийское» от западно «фаустианского», Шпенглер, по сути, превратил барокко в единственно возможную в рамках фаустовского типа «классику»: по своему культурному времени западное искусство барокко (1500-1800, по Шпенглеру) «совпадает» согласно «Таблицам одновременных эпох искусства» с «ионикой» аполлонийской культуры (650-350 до Р.Х.). Барокко Шпенглера— это эмоционально переживаемый идеал культуры, утраченный в процессе ее развития (или, точнее, перерождения из собственно «культуры» в цивилизацию). При всем концептуальном различии идеальность барокко Шпенглера сравнима с идеальной античностью Винкельмана (и, естественно, Гете) в степени ее непререкаемой ценности и недостижимости для современности. Барокко как идеальное «свое-чужое» замещает собой идеал классической античности, ибо в шпенглеровском переживании культуры античность из сферы «своего-чужого» перенесена в сферу «иного». Греко-римская «аполлонийская» культура принципиально не может «встретиться» с «фаустовской». Порожденные разными духовными ландшафтами, они созидают себя согласно разным прасимволам («тела» в аполлонийской и «пустого (чистого) бесконечного (безграничного) пространства» в «фаустовской» культуре), они выражают себя в различных формах политики, науки и искусства (античная скульптура соответствует западной музыке и т.д.). Таким образом, традиционное начало всякого «классицизма» — античная классика — в принципе от¬меняется как действенная традиция. Никакие «Возрождения» в мире «одиноких» культур невозможны, как невозможно и «оживление» традиции за пределами своего духа. Ведь культурам присущ специфический эзотеризм внутреннего символического языка: «Каждойз великих культур присущ тайный язык мирочувствования, вполне понятный лишь тому, чья душа принадлежит этой культуре. Ибо не будем обманывать себя. Мы можем, пожалуй, прочесть кое-что в античной душе, язык форм которой является почти инверсией западного; из исключительно сложного вопроса о том, в какой мере это было возможно и достигнуто до сих пор, должна исходить всякая критика Ренессанса». Таким образом, Ренессанс отступает у Шпенглера в тень барокко.

 

Последнее обновление 13.08.14 11:37
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика