В образе Чарли Чаплина
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
07.04.13 19:39

В образе Чарли Чаплина оказался сниженно инвертированным идеал Всечеловека великой Утопии революционной эпохи. Само артистическое имя его — Charlie, Chariot, Carlitos — представляло собой пародийный парафраз ставшего нарицательным имени Карла Великого. По мере того как мифологизированный образ гибнущего поэта-летуна оборачивался торжествующей реальностью стаи «сталинских соколов», непобедимых, хотя и смертных летчиков-полярников; по мере того как массовое тело подвергалось разложению либо мумификации , а анархический порыв институционализировался, складывался в Систему; наконец, по мере того как миф о чудовище, пожирающем своих детей, становился явью, антагонистом его оказывался пародийный слепок — отщепенец, вселенский сирота с обочины истории, клоункарлик, ведущий нескончаемое сражение с миром повседневных, обыденных вещей, встававших на его пути к обретению маленького, но индивидуального счастья. И в который раз гениальная проницательность Мандельштама улавливала точный образ времени:
А теперь в Париже, в Шартре, в Арле
Государит добрый Чаплин Чарли.
(1937)


И это, пожалуй, был последний штрих к портрету великой эпохи, который важно увидеть в его изначальной целостности и связи составляющих его частей. Но если бы даже рассмотренные со всех сторон части единого целого и не позволили бы выявить их внутренней культурообразующей связи, то достаточно было бы обратиться к фантастически богатой личности Велимира Хлебникова, чей творческий и жизненный облик в своем единстве резонирует всей гамме смыслов его времени, вплоть до соответствия индивидуального жизненного поведения образу неприкаянного бродяги, которого История лишила Дома.

 

 

 

 


 

 

 

Прочитайте про потребительский кредит в Санкт-Петербурге на сайте swift-credit.ru. Узнай все плюсы и минусы.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика