Борхесовские произведения
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
20.03.13 13:43

Таким образом, все писавшие об интертекстуальности отмечали, что она помещает тексты в новые культурные и литературные контексты и заставляет их взаимодействовать, выявляя их скрытые, потенциальные свойства. Тем самым можно утверждать, что интертекстуальность тесно связана с понятием традиции и с ее концепцией как в пределах индивидуального творчества, так и в масштабе целой культурной эпохи. Что касается постмодернизма, то он выработал свои доминантные подходы к традиции, но у различных художников они дали всевозможные модификации и проявили особые тенденции.
Один из самых ярких примеров постмодернистского отношения к традиции демонстрирует творчество Х.Л.Борхеса. Мир для него — это гигантская библиотека, книга, лабиринт слов и понятий. «Литература тем самым, — пишет Вс.Багно, автор предисловия к русскому изданию Борхеса, — воспринимается им как некий уже существующий, хотя и неисчерпаемый, бездонный текст, который каждый новый писатель играет по-своему». Борхесовские произведения как бы составляются из чужих текстов, и даже собственно авторский текст чаще всего представляется как принадлежащий другому лицу. Традиция в таком случае уже не является объективным, саморазвивающимся феноменом, проявляющимся в каждом конкретном новом тексте, а совпадает с последним. Собственно говоря, традиция исчезает, так как любой текст традиционен. Она превращается в набор заданных моделей, которыми автор волен манипулировать, исходя из собственной концепции мироздания.
Литературное творчество чрезвычайно рационализируется, в нем уменьшается эмоциональное, стихийное и, следовательно, эстетическое начало. Неизбежно, с вытеснением чувственного восприятия реальности, контакт с ней ослабляется, она становится вторичной, и человеческий разум замыкается на себе, а творчество превращается в самодостаточную игру ума, аналогичную шахматной игре или решению головоломок (не случайно у Борхеса встречаются настойчивый мотив шахмат и детективные элементы). Искусство учится обходиться без реальности, что, как пишет Дж.Апдайк, имея в виду произведения Борхеса, «отвечает глубокой потребности современной литературы — потребности верить в реальность вымысла» .


И все же в творчестве Борхеса присутствуют и конкретная реальность, и историзм, и представление о развивающейся традиции. В новелле-эссе «Пьер Менар, автор «Дон Кихота» абсолютная заданность, воспроизводимость и повторяемость литературных традиций ставится под сомнение. История литературы уподобляется библейской: По породил Бодлера, который породил Малларме, который породил Валери, который породил Эдмона Гэста. Вымышленный автор, Пьер Менар, ставит перед собой задачу сочинить в XX в. не современную версию «Дон Кихота», а именно «Дон Кихота». И внешне это ему удается — его текст и текст Сервантеса совершенно идентичны. Однако результат оказался парадоксальным — в восприятии современников роман стал «бесконечно более богат по содержанию»39. На него повлияли триста лет развития человеческой мысли, не изменившие слова повествования, но поместившие их в новый ассоциативный контекст и добавившие им дополнительные значения. Возникает иной взгляд на историю, стиль приобретает архаичность. Читатель становится сотворцом традиции, читательское восприятие опосредованно соотносит ее с реальностью. Выстраивается новый ряд: не реальность — литература — читатель, а реальность — читатель — литература.

 

 

 

 

 

 


 

 

Последнее обновление 10.08.14 09:28
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика