Барокко и чудесная реальность
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
18.03.14 08:21


Именно в такой смысловой двойственности выступает барокко в основополагающем для понимания концепции писателя эссе «Барокко и чудесная реальность» (1975), которое, по сути, являет собой своего рода замкнутый мир, в пределах которого осуществляется единство мира латиноамериканского. Карпентьер вводит понятие «барокко» под знаком особой неопределенности, качественно аналогичной неопределенности сюрреализма46, сопоставление с которым существенно связывает барокко и современность. Смысл барокко, соотносимого с идеей связности, закрепляется в принимаемой Карпентьером концепции Д'Орса (барокко как константа, как вечный дух, своеобразный творческий импульс), конкретизирующей способ осуществления барокко. В естественном противостоянии к барокко находится «классицизм», достойного определения которому Карпентьер также не находит, однако в отличие от «барокко» слово «классицизм» характеризуется не неопределенностью смысла, но его отсутствием, смысловой опустошенностью. Стремясь избавиться от этой пустоты, Карпентьер обращается к классицистической архитектурной практике (Версаль, Эскориал, Парфенон), где обнаруживает не только главенство центральной оси, не только симметрию и геометрический порядок, не только вертикали колонн, но и «присутствие пустых пространств, пространств обнаженных, не украшенных, но обладающих в себе тем же значением, что и пространство украшенное»48. Пустота, ограниченная колоннами, создает некое подобие геометрической гармонии, где заполненное пространство столь же значимо, как пустое. Собственно ощущение классической красоты, ее строгого, сурового величия рождается, по Карпентьеру, присутствием этой ограниченной пустоты. Барокко же — искусству движения, пульсации, устремленному во вне, разбивающему собственные границы, — свойствен ужас пустоты, страх обнаженной поверхности, линейно-геометрической гармонии. Противопоставление классицизма и барокко, сопровождающееся семантическим опустошением слова классицизм и демонстрацией пустоты как основы классического образа, заполнением неопределенности барокко движением, не знающим границ, никак еще не связанное с Латинской Америкой, оказывается вписанным в своеобразный код латиноамериканской самобытности, в котором понятия и образы «границы-предела», «бесконечности», «пустоты-заполненности», «становления-ставшего», едино- и полицентризма имеют первостепенное значение. Тем самым антитеза классицизма-барокко становится метафорой осуществления латиноамериканского мира, как заполнения некоей пустоты движением. Еще не соотнесенное (в тексте эссе) с латиноамериканской реальностью, барокко уже соответствует ее сущности, и указывает, каким образом происходит ее становление. Дух барокко позволяет Карпентьеру прийти к фикционалистскому разрешению проблем неопределенности латиноамериканской традиции: в бесконечности барокко испанское и индейское, европейское и американское не отграничиваются друг от друга, но барочно друг другу соответствуют, бесконечно связываются, синтезируются (барочное и метисное выступают у Карпентьера как синонимы)- То есть и у Карпентьера барокко оказывается метафорой идеальной культурной континуальности, единства истоков традиции и ее развития, в которой дискретность— отдельность моментов проявления барочного духа — разрешается в его метафизическом тождестве самому себе, и, одновременно, в его бесконечном разнообразии, способном превратить «смесь» в новую гармонию.

 

 

Последнее обновление 13.08.14 11:37
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика