Барочные пьесы
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
03.03.14 08:34


Так, и для немецких экспрессионистов, и для испанских поэтов «поколения 27 года» (Х.Диего, Р.Альберти, Ф.Гарсии Лорки) барокко или отдельные представители искусства и словесности XVII в. отчетливо ассоциируются с особым духом динамической связности явлений, данной в метафорической насыщенности, в создании метаморфных сплетений иллюзорного и реального. Проблема истинности, преломленной через иллюзию, актуальна и для П. Клоделя — создателя трагикомедии «Сатиновая туфелька» (1924), и для «Барочных пьес» (1974) Ж.Ануя. Барокко оказывается и своеобразным символом самого осуществления культуры, механизма соединения различных ее составляющих. Именно в таком значении фигурирует барочность в романе К.Симона «Ветер. Попытка восстановления барочного алтаря» (1957), а в особенности в философском и художественном творчестве А.Карпентьера.
Заметим, что для Карпентьера, как и для большинства писателей ориентированных на барокко, чрезвычайно актуальным оказывался некий отпечаток странности, неустойчивости барокко как традиции. И если научное исследование вполне естественно стремилось избавиться от всяческих неясностей, то философско-художественный образ барокко, формирующийся в XX в., исходит из сущностной неопределенности этого феномена. Барокко заполняет как будто специально уготованное ему место в новом культурном сознании; становится именем для неясного стремления, движения к чему-то созвучному, соответствующему новой культуре. Барокко явно выступает в качестве «странной» и чрезвычайно жизненной традиции: привлекательной в силу неустойчивости, незавершенности, неоформленности, наглядной динамики освоения.



Именно неопределенность является, в частности, точкой отсчета для эссе X. Ортеги-и-Гассета «Воля к барокко» (1915), написанном с учетом общего контекста современной немецкой эстетики и экспрессионистского прочтения барокко. «Не стану выяснять его органическую структуру, как и многое другое, потому что и вообще-то толком неизвестно, что оно из себя представляет. Но как бы то ни было, интерес к барокко растет с каждым днем. И хоть нет у нас еще четкого анализа основ барокко, что-то притягивает нас к барочному стилю, дает удовлетворение». Основа стиля барокко, по Ортеге-и-Гассету — это чистый жест, само движение, «нарисованный в воздухе одним взмахом руки эллипс». Динамика барокко существенным образом противостоит классике: «Круг (giro) нельзя сделать еще более круглым, именно в этом суть того, что и сегодня и в ближайшем будущем нас будет интересовать в барокко. Новое восприятие жаждет в искусстве и жизни восхитительного жеста, передающего движение». Барокко в эссе Ортеги противостоит классике как традиция незавершенная и незавершимая: эллиптичность барокко оказывается единственно возможным знаком барочного смысла, ведь эллипс принципиально самонедостаточен (ср. греч. «элейпсис»— недостаток). Классика же, образно определяемая через «круговое» движение, оказывается замкнутой в себе. Барокко созвучно всем исканиям современного «дегума- низированного» искусства. В 1925 г. Ортега напишет: «Новый эстетический вкус выказывает подозрительную симпатию к весьма отдален¬ному в пространстве и времени искусству — доисторическому и примитивному. Но, по сути, эти первоначальные произведения в наибольшей степени интересны своей наивностью (ingenuidad), отсутствием при них какой бы то ни было сформированной традиции». Примитивная ненатуралистичность как таковая не могла не соотноситься с общим антинатурализмом «дегуманизированного» искусства, но в данном случае для Ортеги важнее всего подчеркнуть «отсутствие традиции», которая в контексте его культурологической эссеистики приобретает вполне отчетливое значение саморефлексии культуры. Искусство, отдаленное в пространстве и времени, воспринималось в своей обманчивой «непосредственности», под знаком отсутствия внутренней и внешней рефлексии, то есть как наследие, которое можно было достраивать, преобразовывать, то есть наделять бесконечным числом новых образов. В значении такой же традиции без традиционализма, без саморефлексии и выступает у Ортеги барокко, это традиция «непосредственная» и в то же время оставшаяся равной своему историческому образу, не затронутому полемиками времен романтизма.

 

Последнее обновление 13.08.14 11:37
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика