В XX в. барокко и классицизм
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
15.02.14 07:47


В XX в. барокко и классицизм естественным образом вписываются в специфическую логику прочтения-перевоплощения «чужой культуры» культурой нашего столетия и, конечно же, в его специфическую логику самоосознания, неотделимую от процесса переживания утраты традиции или традиционности, подразумевающей непрерывность наследования культуры.
Как известно, понятия «классицизм» и «барокко» выступают как парные в различных контекстах. Так, историческая точка зрения отсылает нас к специфической культурной ситуации, которая возникает в XVII в. и определяется (в терминах современной исторической поэтики) как эпоха завершения риторической традиции. В это время барокко и классицизм — два стиля, два способа художественного мышления— взаимодействуют, противоборствуют, соприкасаются: «Барокко, если идти к нему от классицизма, — это как бы его постоянный внутренний ограничитель, смягчающий суровую отвлеченность априорных истин и сдерживающий самоупоение дедукции... Классицизм — если смотреть на него с точки зрения его антипода, — это как бы крайний барочный стиль, построенный на предельной самоорганизации и самоопределении;... это как бы наиболее принципиальный предел барокко, результат процеживания морально-риторических смыслов и кристаллизации их в высокой образцовой форме». Но, стоит заметить, что ни в XVII, ни в XVIII в. классицизм не знает обобщенного имени своего «антипода». Оно появляется в исследовательской рефлексии 60-80-х гг. XIX в., когда возникает по-новому пристальное внимание к некоторым явлениям постренессансной эстетики, которые и начинают называться словом «барокко».
Образ барокко изначально выстраивался на фоне весьма обобщен¬но понимаемого классического искусства, а сопоставление классичности и барочности явно развивалось не в пользу последней. Смысл барокко как термина оформляется в продолжение общепринятого к тому времени словарного значения слова «барокко»: «барочное»— это все, что неоправданно отклоняется от нормы в сторону странного». Впрочем, в «странности» и «неправильности» «барокко» как бы изначально-этимологически было закреплено особое единство анормального — общность изъяна формы и идеи, встретившихся в одном слове, объединившем наименование жемчужины неправильной формы с условным обозначением специфической фигуры силлогизма в схоластической логике. За художественно-философской реальностью, описываемой словом «барокко», закрепляется значение «неправильности» и «неопределенности», что надолго определяет характер сопоставления барокко как с предшествующей и одновременной ему «классикой», так и с иными художественными явлениями.

 

 

Последнее обновление 13.08.14 11:36
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика