Смысл деяния в самом деянии
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
30.06.14 07:25

 

Впоследствии в попытках мифологического освоения и осмысления мира Арто переходит от действа к действию: театральное мифотворчество перетекает в жизнетворчество, вначале в форме приобщения к ритуалам индейцев, на фоне попыток убедить мексиканское правительство, что эти ритуалы могут и должны стать основой правильного устроения жизни человечества. В описаниях этого жизненного опыта видна и усилившаяся затем тенденция к отождествлению себя с Христом. Вполне почтенная традиция подражания Христу, сравнения своей жизни с указанным Им путем «оборачивается» Арто. В убеждении, что он — пророк его укрепляет растущая уверенность в том, что ему предназначено совершить небывалый революционный переворот всех основ цивилизации. Новым Христом его делает именно предуготовляемое им крушение христианской цивилизации. При этом, в рамках концепции жизнетворчества, идеи мифологизации собственной жизни, особое значение приобретают подчеркнуто традиционные, узнаваемые формы, в которых осуществляется это отождествление. С точки зрения Арто именно они, парадоксальным образом, придают убедительность и достоверность его притязаниям, подтверждают предначертаность его пути. Он не опровергает Христа, а освобождает его деяние от накопившихся за века интерпретаций и вскрывает его подлинный смысл, заключающийся в его онтологичности и равенстве себе: смысл деяния в самом деянии. Для концепции жизнетворчества принципиальное значение имеет также и освоенность искусством традиционных моделей: только эстетически завершенная жизнь может обладать подлинной значимостью. В период пребывания в психиатрических лечебницах Арто сумел мифологизировать и свою болезнь и лечение, создав непрерывный, внутренне непротиворечивый и подчиненный определенным эстетическим принципам континуум реального опыта, галлюцинаций и верований.
На другом «идеологическом» полюсе миф в своем творчестве широко использовал Т.С.Элиот, в частности, для экспериментов в поисках новой формы поэтической драмы. И он находит в мифе простоту, ассоциирующуюся с архаикой; и он видит в нем некий глубинный, подлинный, связанный с корнями человеческого существования смысл; и для него миф существует в неразрывной связи с эстетикой. В драматургии Элиота нашла отражение значимая и для XX века в целом эволюция восприятия и интерпретации мифа. В «Суини-агонисте» (1926) и в «Убийстве в соборе» (1935) для выражения своих идей и структурирования действия он прибегает к ритуальным моделям. В пьесах, написанных после второй мировой войны, он опирается на античные мифологические модели, дошедшие до нас исключительно в текстуальной форме. Различие это носит сущностный характер.

 

Последнее обновление 13.08.14 11:42
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика