Маска Йейтса, передающая его отношение к жизни
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
20.05.14 13:51

 

Еще одна маска Йейтса, передающая его отношение к жизни, выражается оксюмороном «трагическая радость», который перекликается с понятием «трагического чувства» Ницше, как дионисийского, противостоящего пессимизму12. В стихотворении «Ляпис-лазурь» она парадоксально связывается как с древней историей, когда гибли цивилизации, на смену им приходили другие, чтобы тоже оказаться разрушенными, так и современной историей, предвещающей начало новой войны и новой гибели. Но вечная гибель, это и вечное возрождение, в котором героическая роль принадлежит творцу: «Все рушится и создается заново,  И те, кто заново создает, веселы». Слово «веселый» — ключевое в стихотворении. Это качество творца («поэты всегда веселы»), какую бы трагедию он ни переживал, как и всякого трагического героя — «веселостью» он одерживает победу над ужасом, как искусство над трагедией жизни. Эту мысль Йейтс переводит на язык театра, на то, как великие актеры играют Гамлета, Лира, Офелию и Корделию. Перед лицом смерти они не рыдают, они знают, что «Гамлет и Лир веселы».
Поздний период Йейтса контрастен раннему. Авторский миф, однако, не распадается, скорее, напротив, он получает большую семантическую и структурную целостность и даже рационалистическую упорядоченность.
Хотя Йейтс и писал в автобиографии, что просто выражал в стихах чувства, как они к нему приходят, и они действительно производят впечатление лирического потока, собственные его комментарии и черновики свидетельствует и об обратном— нередко он начинал с логически выстроенных прозаических вариантов, которые затем обретали поэтическую форму, а вместе с ней «недосказанность».
Ю - 6059
«Переделывая себя», Йейтс переделывал и то, что было создано им ранее, порой весьма радикально. Йейтс считал, что лишь проясняет то, что уже было заложено в его стихах, но делал это в соответствии с той схемой, которая постепенно складывалась. Освобождаясь от мифологической орнаментальности, Йейтс заменял имена легендарных бардов, мифологических персонажей или созданных «под мифологию» его собственным воображением, третьим грамматическим лицом («Влюбленный», «Он»),
Чувствуя себя драматургом собственной жизни, Йейтс прекрасно понимал драматические возможности своей поэзии, когда из отдельных сборников составлял однотомное «Собрание стихотворений» (1933) в виде многоактной, но единой драмы. Суть этого процесса, который сопровождался созданием новых редакций отдельных стихотворений, перераспределением их по разделам, исключением одних и включением других, состояла в переосмыслении собственного творческого пути, в стремлении привести все сделанное в согласие с личной мифологией.

 

Последнее обновление 13.08.14 11:40
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика