В романе М. Пруста
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
22.12.13 12:12

 

Прямое обнажение и «осмысление» структуры тропа (в данном случае прозопопеи — одного из вариантов олицетворения) в романе М. Пруста усматривает М. Риффатер. Он констатирует литературно- экспериментальную природу фигуры (писатель, а чаще поэт, сознательно замещает понятное в рамках социолекта чем-то иным) и проявление в ней авторского стремления к самоутверждению: при помощи прозопопеи автор стремится оставить свой след в окружающем мире. При этом прозопопея, с точки зрения Риффатера, является образцовой фигурой, своеобразной «фигурой фигурального выражения»: она наиболее концептуально выражает одновременно условность и субъективность всякого текста. Кроме того, она создает своеобразный субтекст — перекличку и эхо предыдущих фигур подобного рода — поскольку речь каждый раз идет об одном и том же — о проецировании личностного начала на окружающий личность мир. Это сложное соотношение человека-текста-мира, зафиксированное в самом строении прозопопеи, несущей на себе, к тому же, печать времени, превращает ее в троп, уникально приспособленный для выражения бесконечного и неуловимого перетекания/растворения объективности в субъективном восприятии, привлекающего столь пристальное внимание Пруста. Дополнительные окраски тексту в целом придает характерная для прозопопеи как риторической по своему происхождению фигуры соотнесенность объективности с условностью и оттенок комизма, связанный с невозможностью серьезного отношения к одушевлению предмета в «реалистическом» прозаическом произведении.

 

Последнее обновление 12.08.14 08:58
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика