Лирика Шакарима
<
Оценка пользователей: / 3
ПлохоОтлично 
07.02.12 13:38

Лирика Ш. Кудайбердиева отличается необыкновенной широтой диапазона. В ранних стихотворениях поэт воспевал любовь, женскую красоту, молодость, природу. Своеобразная красота казахской степи, завораживающий простор, причудливые горы, тенистые кущи вдоль степных речек, удивительный, настоянный на травах воздух, необозримые голубые небеса, безукоризненно солнечное небо родного Шынгыстау — все это вошло в сердце поэта с юных лет. С тревогой и волнением он описывает впоследствии состояние и движение красок окружающей природы.
Молодой Шакарим со своими сверстниками наряду с другими занятиями любил охоту, веселье, которое проходило в разных аулах, наблюдал красоту природы, пытался вникать в ее тайны. Не случайно в его ранних стихах о молодости и любви мы находим строки о природе, которая в обязательном порядке сопутствует романтическому миру молодых.
Месяц в небе сияньем своим озарен. Любоваться тобою спускается он. Только ты все не хочешь меня пожалеть. Я твоим безразличием горько смущен...
Солние скрылось, твоей смушено красотой. Месяц, звезды остались, любуясь тобой. «Семь разбойников» ищут повсюду тебя. Над тобой совершая свой путь круговой.
Звезды копят подарки для свадьбы твоей. И Шолпан от тебя не отводит очей, У полярной звезды два коня впряжены, Чтоб на свадебный пир ей домчаться скорей.
Но с рассветом исчезли все звезды, луна. Ждать устали они под истомою сна. Ветер, щепкой шурша, зашептался с тобой, И уж первая песенка птичья слышна.

В стихотворениях «Уж нет в небе черных туч», «Придет лето...» есть строки, описывающие состояние грироды, например,в момент грозы, когда перекатывается гром, капли дождя то тяжело, то бесшумно падают на землю, а затем из-под низких редких туч пробиваются яркие лучи, преображая всю округу, все наполняется голубым, прозрачным светом.
В стихотворении «Уж нет в небе черных туч» есть и обожествление природы, и стремление точнее разгадать ее тайны, и размышения о значении ее в жизни людей.
Картина весны во многом похожа на абаевскую, но в то же время ее многое отличает.
Уж нет в небе черных туч, Нахмурив бровь, ушли они, И ветер стал не так уж жгуч. Не бушует в эти дни. Вокруг все тихо и светло. Погреться солнышком спеши. Душе ли не любить тепло. Весна ведь праздник для души.
Такая умиротворяющая картина природы, как приход весны, где все оживает вокруг, дополняется сбором аула к кочевке на джайляу. Как и весна, которая медленно, тихо, постепенно открывает свою красоту и блага, так и аул медленно собирается на джайляу, ребятам «хочется шуметь и бегать наперегонки», «на солнце вышли кости греть, вести беседу старики», «у девушек и у парней веселье, игры, шутки, смех».
Стихотворение это датировано 1915 годом, поэту уже 58 лет, многое прожито, прочувствовано, многое приобретено и утрачено, душа полна раздумий, горести, мотив грусти пронизывает каждую строчку этого замечательного, великолепного творения: «но и теперь должно страдать ты, сердце бедное мое», «тебе лишь, сердце, счастья нет, ничто в тебе не расцветает», «и лишь душе еще грустней, ей не воскреснуть никогда», «лишь я душой скорбеть готов», «в крови она, ей нелегко»,—так поэт обращается к своему сердцу. Тому, вероятно, было множество причин, к сожалению, теперь невозможно разгадать тайну беспокойной его души.
Теперь лишь, читая и перечитывая его стихи, можно полагать, что одной из многочисленных причин такой грусти и тоски поэта была неустроенность жизни, ее однообразие, чувство собственного бессилия как-то чем-то помочь близким ему аульчанам, облегчить их тяжелую участь, судьбу.
Есть у Шакарима стихотворение, датированное 1879 годом, то есть написанное в годы цветущей юности: «О молодости». По содержанию и по форме оно близко к восточной поэзии, можно сказать, подражательное, напоминающее ранее известное стихотворение Абая. Оно отражает обаяние женственности, красоты, вероятно, одной из избранниц поэта:
Как камни драгоценные — глаза. Лик, как луна, и до пяты коса — Она дороже жизни, ангел твой! А речь ее, как соловьиная трель. Характер мягкий, нежный, смжю шелк.
«Исповедь» поэт начал писать в молодости и закончил уже в преклонном возрасте стихотворением «Не стало истинно влюбленных». Но и в начале зарождения строк «Исповеди» и тогда, когда писалось стихотворение, Шакаримом владело одно и то же чувство, которое он бережно нес в себе столько лет и в котором не побоялся признаться в конце жизни.
Судя по стихотворениям Шакарима, в юности он был настолько очарован своей юной избранницей, что посвятил проникновенные страницы описанию ее красоты и богатству души и стал всерьез подумывать о женитьбе. Кто знает, по какой причине пути их разошлись, но время показало, что он не забыл своей юной привязанности.
Теперь с грустью в душе поэт вспоминает прекрасную пору — юность, молодость. «Блаженство моих безгорестных дней, блаженство моих беспечных ночей», «Мне юность свою не возвратить», «Юность его уже далека», «Судьбе человек давно подчинен, и все же мечтами тешится он, так и жизнь вся идет»,— грустит, вздыхает он, и появляется одно из прекрасных стихотворений «Не стало истинно влюбленных», написанное в 1919 году, когда поэту уже за шестьдесят лет. Опять перед ним оживает необыкновенный облик той единственной, по которой он страшно скучает и грустит, до сих пор для него она многое значит:
Не стало истинно влюбленных. Их больше нет среди живых... Всегда хранил я правду века Встречал достойных я порой. Но где найдешь ты человека.
Что сердце отдал лишь Не просто девушку люблю я_
А ту. в которой правды свет.
Но вам не знать ее такую. Для вас ее сиянья нет. Она незрима, хоть и рядом, В ее лицо взглянуть не смей...
Последние же строки этого стихотворения звучат как аккорд, как призыв к чувству сильной, настоящей, возвышенной любви, которая извечно сопутствует человеку и вдохновляет его:
Любовь пусть возродится новью Из той души, что мне мила. На всей земле, омытой кровью. Чтоб Правда вечною была. Пусть духов страсти воля злая Ничем влюбленным не вредит, И Правды мир, достойный рая. От черной крови охранит!
В ряде стихов Шакарим обращается к проблемам социальным. Названия некоторых его стихотворений дают известное представление об их содержании, нередко просветительском: «Вселенная и жизнь», «О, многочисленный народ», «Человечность», «Правда и кривда», «Молодость», «О старости», «В порыве гнева», «Хозяйственность и расточительность», «Любовь и страсть», «Хвала и хула», «Критика и ненависть» и др.
Поэт откликался на многие вопросы, которые в той или иной степени волновали казахское общество конца XIX — начала XX в.
В лирике Ш. Кудайбердиева, напряженной и беспокойной, есть ощущение обшей неустроенности мира, непрочности и нестабильности людских отношений. И это неудивительно, ведь само время было отмечено резким возрастанием конфликтности, неустойчивости жизни, постепенным распадом по-своему гармоничных, хотя и запоздалых патриархальных устоев.
Если, думая о людях, ты решишь, какой в том толк: Этот, как лиса завистлив, этот злобен, словно волк. Вот каков мир неприятный, мир насилья, мир вражды. Стало быть, исчезли жалость, сострадание и долг?...
Многие мотивы лирики Шакарима созвучны творчеству Абая. Абай и Шакарим — особая тема, требующая самостоятельного изучения. Шакарим едва ли не первым по-настоящему осознал величие Абая, проникся его идеалами. Созвучие демок-ратических, гуманистических воззрений Абая и Шакарима, продолжение Шакаримом абаевской традиции в казахской поэзии — одна из ценных граней художественного наследия Кудайбердиева.
Поэт немало размышлял в своих стихах о мироздании, о месте и значении человека, он писал о сердце и разуме, вечном про-тивоборстве добра со злом, об искренности и лжи, правде и кривде, о юности, старости и смерти; его творчество было философичным по самой своей сути, оно органично переплавляло в единое целое рационализм и лирику, строгий расчет и душевный порыв.
Обеспокоенность поэта судьбами народов выражена в замечательном философском стихотворении «Что такое человек?», когда все страшнее и неотвратимей обнаруживались противоречия во всех областях общественно-политической жизни:
Тот страдает над бумагой, сна не зная,— кто учен, Мысленно обозревает шар земной, волнуясь, он. В трудных поисках решения, как исправить жизнь людей. Знать, что чувством сострадания человек был одарен... Как увяжешь это с правдой и со смыслом бытия? А подумать — вроде б братья все народы на земле. Почему ж тогда враждуют все народы, все края? Нет народа, что покончит навеки с грабежом...
Автор, однако, верит в светлый разум, способность человека к обновлению общества на справедливых началах.
Гуманистическая, просветительская, демократическая традиция, заложенная великим Абаем и воспринятая его учениками и последователями, обуславливала их отношение к сложнейшим и трагическим событиям XX столетия. Ш. Кудайберди-ев с надеждой и верой в будущее встречает Октябрьскую революцию. Он создает ряд стихотворений, в том числе «Взошла заря свободы»:
Свободы день встает. Казахи, мой народ. Идите за людьми, узревшими восход. За светлою зарей идет и солнце вслед. Казахи, вам пора навеки сбросить гнет. Прочь с корнем вырвем мы усобицы, раздор. Отбросим навсегда ложь, сплетни, всякий сор. Всю волю, мужество пора уже собрать. По справедливости зажить всем с этих пор...

Смотрите также:

Шакарим Кудайбердиев

Проза Абая

Абай — переводчик произведений русских классиков

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика