Просвещенный султан-правитель
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
09.12.12 14:59

Просвещенный султан-правитель


«Я думал, - писал Чокан в письме к Ф. Достоевскому, - как-то сделаться султаном, чтобы посвятить себя пользе соотечественников. Я думал более всего о том, чтобы примером своим показать землякам, как может быть для них полезен образованный султан-правитель».
«Я вижу теперь, что трудно одному бороться со всеми, вижу, что истина, как бы она ни была светла, не может изгнать самых твердых заблуждений, когда они освящены временем», - писал он позже в письме к А. Н. Майкову.
«Освящены временем!» Даже самый просвещенный султан-правитель не смог бы противостоять «вечному двигателю» невежества, питаемому энергией непобедимой рабской психологии масс.
Время, когда вожди не избирались народом, а назначались царской колониальной администрацией. И лишь тот, кому посчастливилось доказать себя рабом колонизатора, мог стать официальным правителем народа.
Я пролистал два тома, изданных Академией: «История Казахстана XIX века в документах». И не нашлось в архивах иных документов, кроме тысяч жалоб, доносов, кляуз, клеветнических заявлений больших и малых правителей степи.
Чокан не мог стать султаном, не пройдя этот путь. И если бы он стал им, он уже не был бы Чо- каном. И он отказался от такой возможности. Остался «чистейшим и честнейшим человеком», как его охарактеризовал один из врагов его.
Он, человек будущего, жил в прошлом. Его настоящее было составлено из несплавляющихся компо
нентов - мечты и безнадежности, жизнелюбия и пессимизма. Самые добрые реалистические фантазии его гибли под грубыми сапогами действительности.


Это было время, когда умирали Пушкины и Лермонтовы и процветали бенкендорфы всех мастей. Время, когда официально отменялось крепостное право во имя еще большего распространения рабства по всей плоскости Российской империи. Время, когда лучшие люди, вспыхнув ненадолго, сгорали в «безумном веселии». Рушились романтические иллюзии интеллигенции, светлые головы, воспринявшие с кровью предков идеи избранничества, кончали свои дни в кабаках, в сумасшедших палатах и в серых стенах мертвых домов, которых по Руси было великое множество.
Вокруг мертвых домов мертвели города, страны, мертвели народы.
Солидные столичные и иностранные издания публиковали его труды. Его уже называли гением востоковедения. Он недавно вернулся из своего знаменитого путешествия в Кашгар - он был первым русским разведчиком, проникшим в самое сердце Восточного Туркестана, до того скрытого от внимания Европы. Почти одновременно с ним ступил на эти земли английский разведчик Шлагинтвейн: Чо~ кан, въезжая в Кашгар, видел голову англичанина, венчавшую пирамиду из отрубленных голов, выставленную на площади.
Чокан за шесть месяцев пребывания там добыл и привез ценнейшие сведения, имевшие политическое и научное значение. «Потомка Чингиз-хана» принимал Петербург. Ему шло жалование Азиатского департамента и Генерального штаба. Его избирают Действительным членом императорского географического общества.

 

 

 

 


 

 

 

Последнее обновление 22.07.14 16:13
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика