Народное достояние
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
06.01.13 15:23

Народное достояние

 

Я пишу книги. Меня подгоняет сознание того, что литература так активно, так быстро может гармонизировать твои большие и малые миры. Я много занимаюсь казахским кино, потому что кино у нас не развито. Если бы опера отставала, я бы пошел, вероятно, «работать» и баритоном, и тенором Но певцы у нас прекрасные - одни из лучших в Средней Азии.
В «Глиняной книге» есть один персонаж - Котэн. (Я не люблю перечитывать свои вещи. Кроме «Глиняной книги» - с моей точки зрения, она удалась больше всего. Перечитываю ее - и получаю удовольствие, она открывает не увиденные ранее возможности, она как бы развивается вместе со мной. Ни над чем я не работал с таким наслаждением.) Он имел обыкновение влезать в чужие дела. Всюду пытался привнести свое понимание, даже в то, в чем ничего не смыслил. Но он - порождение того нетерпения, того неравнодушия, которое я ценю в людях. Котэн торопился жить, он постоянно действовал, всех пытался насильственно сделать счастливыми. Кровельщика он учил крыть крышу, мелиоратора - правильно прорывать арыки, солдат - сражаться, государей - править, палачей - рубить головы. Бездарности он не терпел даже во врагах своих. В характере персонажа всегда есть что-то от авторской личности. И мне хочется вести вселенскую борьбу с бездарностью, изгонять из человека беса рабства, а вместе с ним и остальных мелких бесят, как-то: жестокость, невежество, лживость; не терпится увидеть в человечестве сострадание как Главное чувство, отличающее его от братьев по природе, то, что делает его Человеком.
Если талант, доброта - народное достояние, то бездарность, невежество и равнодушие сегодня уже расцениваются нами как потери народные, общественные пороки. В каждом отдельном случае. Литература возбуждает в читателе талант - развивая культуру чувств и мысли. Способствует духовному движению общества. Эти истины приходится повторять все чаще, ибо в эпоху кино и телевидения книге угрожает все большая опасность. Но мы еще успели прочесть всего Пушкина, Достоевского, Толстого. Следующие за нами поколения классику только «видели». Сегодня накопился материал, позволяющий такой, например, вариант обобщения: телекино способно популяризировать и чуть ли не превращать в классику среднюю прозу. Но подлинную классику, как правило, оно лишает читателя.
Кино и телевидение не способны решать те общественные задачи, которые были по силам только литературе. Они воздействуют неглубоко, по площади сознания, а не в объеме. Угроза книге со стороны видеоискусств обозначилась в последние два десятилетия, когда становилось на ноги мое поколение в литературе, и это обстоятельство сказалось на его судьбе


Вознесенский, Евтушенко, Рождественский в России. Драч, Коротич на Украине. Арипов, Вахи
дов в Узбекистане. Каноат, Шерали, Киром в Таджикистане. Марцинкявичюс и Микута в Литве. Ваци- етис, Зиедонис, Аузинь в Латвии - все мы принадлежим к тому генетическому пласту в литературе, которое еще совсем недавно называли поколением шестидесятых годов. Все мы хотим быть писателями национальными и интернациональными, все мы - в одной упряжке, хотя у каждого свои, специфические задачи.

 

 

 

 

 


 

 

 

Заходите на сайт там много интересных новостей.

Последнее обновление 06.01.13 17:02
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика