Ковроткацкий цех
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
19.12.12 19:54

Ковроткацкий цех

 

Его блокноты заполнены именами и адресами нововыявленных мастеров: ковровщиц, ювелиров, кожевников, гончаров, кошмачей, чеканщиков, кружевниц. Летит Идрис в свое ведомство. С помощью обкома добивается принципиального разрешения открыть в совхозе «Сары-Торгай» ковроткацкий цех. Даже получает бумажку, из которой явствует, что цеху будет отпущено 15 тонн полушерсти. Мастера готовы, они ждут обещанных материалов уже несколько месяцев. И радость победы постепенно угасает. На одном энтузиазме долго не выдержишь.
А несколько таких цехов могли бы снабжать красивыми, недорогими коврами весь Казахстан.
В витринах алма-атинских магазинов появились бархатные халаты. Они устарели уже в XIX веке. Они не находят применения ни в городах, ни в аулах. Бархат не ноский материал, не демократичный. Он годится разве что для камзолов пожилым женщинам. И потом, он дорог. Халат из него стоит дороже тургайского паласа. Наладить производство чапанов, не имеющих никакого спроса,- это формальная отписка.
Недавно вышел из печати альбом «Казахские сувениры». Роскошно изданный, но крайне убогий по содержанию. За неимением шедевров современно
го прикладного искусства авторы заполнили дорогостоящие страницы альбома пейзажами Алма-Аты, портретами красавиц из «Гульдера», репродукциями нескольких старинных украшений, которые не могут служить сувенирами, ибо они под инвентарными номерами «прописаны» в музее. Главную же идею несли на себе изображения продукции фабрики сувениров - алюминиевые поделки и деревянные раскрашенные куколки.

 


Но я верю, и у нас появятся аулы мастеров, известные на весь мир, как Кубани. Они прибавят художественной славы нашей родной республике, знаменитой своими свершениями в промышленности и сельском хозяйстве.
Вечерело. Мы собрались уезжать. Добрая Ханыке, польщенная нашим вниманием, сняла со стены красивый такыр-клем. Мы водворили его на место. Прощаясь, я поцеловал ее руку, маленькую твердую руку мастера Когда-нибудь куплю ковер с ее меткой в магазине Кокчетава, Алма-Аты, а может, и Киева. Этот день и растревожил, и вселил радость.
Снова мягкое стремительное движение. Сквозь ковыльно-полынные поля, подчерненные волнистыми тенями. Молчали жаворонки, в наступающей тишине отчетливо слышались признания соловья из невидимой лощины. Шофер Актан вытягивал шею, словно пытаясь разглядеть в сгущающихся сумерках серого степного певца. Дорога упирается в красную пустоту, мы переваливаем через невысокий холм и несемся дальше на запад.
Давно умолк позади соловей, и уже солируют черноврезанные в закат зубчатые стены и купола мавзолея Костам. Красное небо, как громадный ковер бабушки Ханыкен, висит перед нами. Степь проста и примитивна с первого взгляда, со второго
С третьего взгляда - и уже навсегда - степь лишается шумных и высоких эпитетов. Она уже попросту твоя родина, ждущая не восхищения, а сыновней любви, заботы на всю жизнь.
Я запомню слова Раиса Каражигитова: «Зачем переименовывать совхоз? Пусть остается «Березовым». Приезжайте через несколько лет - увидите. Каждый аул мы превратим в березовый сад.»
Пусть сбудутся эти слова.

Последнее обновление 22.07.14 16:27
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика