Истинные значения
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
11.12.12 10:24

Истинные значения


И я обращаюсь к молодым критикам Рымгали Нургалиеву, Аскару Сулейменову, Зейнулле Серик- калиеву, Мухтару Магауину, Сагату Ашимбаеву и всем другим - напомнить еще раз: если мы не изменим своим убеждениям, не поступимся гражданским долгом ни при каких условиях; если станете выше приятельских и групповых отношений, если всю жизнь посвятите борьбе за знания, а не звания, только тогда ваше перо принесет пользу родине и народу.
Сразу после V съезда в «Литературной газете» открылась дискуссия о содержательности поэзии. Более чем полгода она продолжается. Ни один казахский критик не участвовал в ней.
Дискуссия, надо сказать, проходит не на высоком уровне. Термин «содержательность» постоянно подменяется термином «содержание». Более того, опять дали себя знать рецидивы застарелой болезни противопоставления содержания и формы стиха. Для нас эти мотивы, зазвучавшие в материалах дис
куссий, были бы хорошим поводом - возобновить или начать в нашей литературной печати диспут о формализме и формотворчестве. Определить, наконец, истинные значения этих слов, которые постоянно путаются. Чувствуя важность такой постановки, я хочу остановиться на этом вопросе подробней.

 

 

Тезис зачинщика дискуссии В. Рослякова об «отлично написанных, но плохих стихах» получил неожиданное развитие в ходе дискуссии. По мнению некоторых читателей, стихи «серого потока» потому и плохи, что отлично написаны.
«Поэзия нынешняя проигрывает от избыточного технического совершенства стихотворения», - убежден читатель В. Самсонов.
И его поддерживает анонимный комментатор подборки читательских откликов: «С этим солидарно множество читателей».
Мне до сих пор казалось, что одна из основных бед нашей многонациональной поэзии именно в несовершенстве средств выражения. В частности, казахский стих буквально подавлен фольклорными нормами. На последнем съезде писателей Казахстана вынужден был выразить сожаление, что у нас не было после Абая реформаторов стихов. Даже «формалистов» не было, хотя кампании борьбы с формализмом проводились регулярно. Слишком правильная, безошибочная у нас поэзия. По изданию поэтической продукции мы занимаем одно из почетных мест среди республик, но это не отражает истинной картины взаимоотношений стиха и читателей. Народ, веками воспитывавшийся на эпосе, сегодня почти не читает стихов, что, насколько мне известно, пока не волнует ни самих поэтов, ни критиков наших. Во всяком случае, эта проблема еще не стала предметом обсуждения. Кажется, причина такого
расхождения между «производством» и «спросом» в одном - мы не вполне учитываем новые условия, в которых обретается наша культура.
В эпоху фольклора казах был Слушателем, за полвека новой истории он стал Читателем. Результаты культурной революции отразились во всех областях духовной жизни нации и, несомненно, сказались на судьбе стиха. Он потерял массового слушателя и пока еще не приобрел массового читателя. Почему? Мне кажется, потому, что стихотворение, перейдя на бумагу, сохранило все формы устного и не приобрело признаков письменного стиха. Какое содержание вкладывается нами в эпитет «письменный»?

 

 

 


 

 

 

 

Последнее обновление 22.07.14 16:13
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика