Собака бая Кадырбая
<
Оценка пользователей: / 13
ПлохоОтлично 
29.10.11 16:33

Джамбул Джабаев - Собака бая Кадырбая

Конь мой усталый разбил свои ноги, 
Конь мой ослеп и оглох на дороге,
Копь мой голодный не может идти,
Конь мой вздохнул и упал на пути...
Где же коня мне другого найти?.
Ноги коню я кошмой обвязал,
Дари-траву к ушам привязал,
Мух малахаем от ран отогнал
И раздавил на спине у коня
Жирного, как чиновник, слепня.
Старый колодец в жарких песках
Я по верблюжьим следам отыскал,
Друга холодной водой напоил.
Гриву погладил и раны промыл.
Конь встрепенулся, конь задрожал,
Конь мой любимый тихо заржал.
Я на потник заезженный сел,
В степь посмотрел и песню запел:
—Ты, мой любимый, терпи до поры,
Нет нам помощника, кроме домбры!
Солнце в далеких горах потонуло,
Вышла луна — вдохновенье Джамбула.
Вижу — с вязанкою саксаула
Едет джигит на буланом коне,
Громче запел я. Он едет ко мне,
—Шырагым о-эй, узнаешь ли
Джамбул Кто ты, откуда, какого аула?
Хранит ли аллах у тебя табуны?
Хватило ль калыма тебе для жены?
Сыты ли дети в юрте твоей?
Много ли у тебя сыновей?
Пышна ли дочери старшей коса?
Много ли в юрте твоей кумыса?
Плюнул джигит и оставил коня:
—Нет ни жены, ни детей у меня,
Ты ли в воде раздобудешь огня?.
Ты ли не знаешь нашего бая?

Мяса поешь ли у Кадырбая?
Ты ли, изведавший столько дорог,
Ступишь на Кадырбаев порог?
Зол Кадырбай и невесел с утра —
Сдохла у бая собака вчера.
Был он смертелен — укус каракурта,
Пес, завывая, метался у юрты.
Бай Кадырбай над подохшей собакой
Выл, как шакал, и ругался, и плакал,
И приказал, чтоб со всех концов
В аул хабарчи привели певцов.
Бай обещает полсотни баранов,
Двух иноходцев и море айрана,
Новый халат в серебре и парче
И чаю душистого сто кирпичей,
И третью жену он свою отдаст
Тому, кто его доброту воспоет,
И верность собаки его воспоет,
И жыр о богатстве несметном составит,
И кюями байскую силу прославит.


Пели жырши, день и ночь голосили,
Пели жырши, Кадырбая хвалили:
«О-э-эх, заглянула б луна в табуны,
Зависть затмила б сиянье луны,
Меньше у неба звезд золотых,
Чем у тебя овец молодых.
Бай Кадырбай, ты и молод и статен,
Род твой богатый и славен и знатен,
Сам губернатор тебя уважает,
Сам губернатор к тебе приезжает,
А губернатор приедет не зря:
В милости ты, Кадырбай, у царя.
И атаманы казачьих станиц
Охотятся вместе с тобой на лисиц,
В юрте богатой испив кумыса,
Пальцами круто ведут но усам...»

Пели жырши, Кадырбая хвалили,
Слезы они над собакою лили,

Вой разносили жырши по аулам.
Вспотели. Очередь за Джамбулом.
Бай приподнялся над белой кошмой,
Блещет нагайка с тесьмой золотой,
Бросил мне бай жирный мосол
И к сундукам своим отошел.
Лисьи свои прищурил глаза,
Выпил кесе кумыса и сказал:
«Слыхал я, ты вольные песни поешь,
Слыхал я, что ты не в ауле живешь,
А бродишь степями, как Коркыт бродил,
Слыхал я, что зло ты в душе затаил.
Слыхал я, что ты, называясь горою,
В долинах народ возмущаешь домброю,
Иди же поближе да, скинув пайпаки,
Спой ты мне песню о верной собаке!»

Кюй по аулам кречетом взвился,
Песней своей я к жырши обратился:
«Льстивы блудливы-ваши слова,
Гнулись они, как сухая трава,
Правда великая в них не жила,
Сила народная в них не цвела,
Горечь за вас мое сердце хлестнула,
Слушайте верную песню Джамбула:
Кто вольностью дышит —богатым не будет,
Кто лижет подметки — сапог не добудет,
Кто стонет да плачет над байским порогом,
Слез у того наберется немного.
Кто беден умом, тот овечкою блеет,
Кто песен це знает, тот жить не умеет,
Кто шею не гнул перед баем богатым,
Тот до могилы не будет горбатым.
Кто песню свою продает за барана,
Тот мухи ничтожней, трусливей кояна,
Блудливей хорька и трусливей тушкана.
Послушал, жырши, я ваши слова,
Они перед баем легли, как трава,
Злоба горячая в сердце хлестнула,
Бай Кадырбай, ты послушай Джамбула!
Собака твоя неплохая была,
Она табуны для степей берегла,
. Которые ты, как голодный шакал,
В наших аулах безрадостных крал.
Собака твоя по зеленым увалам
Стаи голодных волков прогоняла,
С волком вступая в неравную схватку.
Зная собачью горячую хватку,
Волки боялись ее, как огня.
Она берегла и овцу и коня,
Хвост свой пушистый не поджимала,
Волчьею кровью ковыль поливала,
В сопки волчицы неслись впопыхах,
Оберегая свои потроха.
Собака неплохо степям послужила,
Радостью нашей она дорожила,
Она п под солнцем и при луне О нашем заботилась табуне.
А ты, ненавистный, с ханскою сворой
Проходишь степями злодеем и вором,
Не дай тебе бог ничего, кроме блох,
Жить бы собаке, а ты бы подох!

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика