Казахская поэзия 15-17 веков
<
Оценка пользователей: / 76
ПлохоОтлично 
04.02.12 13:50

ПОЭЗИЯ XV—XVII ВЕКОВ

Несовершенность, непрочность государственной системы, феодальные междоусобицы, постоянная борьба покоренных народов против монгольского ига привели Золотую Орду, под властью которой оказалась и территория Казахстана, к упадку. В XIV веке от Золотой Орды отделилась так называемая Белая Орда, со временем это государство значительно укрепилось. Но вскоре Белая Орда подверглась нападению со стороны Тимура (1336—1405). Походы Тимура отличались жестокостью, его отряды грабили города, безжалостно убивали мирных жителей.
В состав государства Тимура вошли Иран, Афганистан, Малая Азия, Поволжье, Закавказье, Средняя Азия. Однако это государство было непрочным, и вскоре после смерти Тимура оно распалось.


Длительный процесс образования казахской народности, который начался задолго до монгольского нашествия, завершился лишь к концу XIV — началу XV вв. Основу казахской народности составляли древнейшие племена Казахстана — уйсуни, канглы, кипчаки, конраты, аргыны, найманы и другие, всего, по сведению ученых, около 100 родовых и племенных групп. Хотя они имели общую территорию, хозяйство и культу¬ру, однако для удобства управления делились на три жуза (часть, сторона). Племена, кочевавшие в Семиречье, принад¬лежали к ?лы жузу (Старшему жузу), племена, населявшие Центральный Казахстан, составляли Орта жуз (Средний жуз), племена Западного Казахстана носили название Kinii жуз (Младший жуз).
Сложение казахской народности привело и к образованию казахского языка, этот процесс длился целые столетия. Были созданы условия и для развития письменности, но, как и раньше, казахи продолжали пользоваться арабским алфавитом. Грамотность была доступна господствующему классу, т. к. основную массу населения ему было выгодно держать неграмотной.
Памятники казахской письменной литературы XVI—XVII веков —«Сборник летописей» (Джами-ат-таварих) Кадыргали Джалаири (Жалаири), «История Рашида» (Тарих-и-Рашиди) Мухаммеда Хайдара, «Тарих-и-кипчаки» (Кыпшак-хана)—дают представление о жизни казахов того времени.
Кадыргали Жалаири (1530—1605)— казахский бий из рода жалаир. В 1587 году он вместе с султаном Ураз Мухаммедом был взят в плен русским воеводой Данилой Чулковым и отправлен в Москву, где он и написал свое сочинение «Джами-ат-таварих», состоящее из 157 страниц.
В сборнике приводятся сведения о становлении родовых, племенных, патриархально-феодальных отношений в казахском обществе, дается генеалогия казахских ханов и султанов, описывается их общественно-политическая деятельность, состав племен, населявших степь, есть данные о Чингисхане и его династии. Части сборника составляют генеалогия и биография Ураз Мухаммеда.
В отличие от традиционных сочинений среднеазиатских историков сочинение Жалаири «Сборник летописей» насыщено афоризмами, пословицами, поговорками, сравнениями, эпитетами. Кадыргали Жалаири был одним из первых казахских историков, который оставил описание русского царя Бориса Годунова и его пленника, казахского султана Ураз Мухаммеда. Так, Жалаири писал: «...христианский белый царь Борис Федорович имеет в своем окружении шесть ханов, а в четырех сторонах мира, своим народом правит справедливо, заботится о сиротах, да бедным помогает, и зимой, и летом, и в длительные месяцы тратит свои блага на путь справедливости и истины, известный всем славный хан» .
Ценные материалы и важные сведения о Казахстане и Средней Азии содержатся в сочинениях историка, литератора и государственного деятеля Мухаммеда Хайдара Дулати (1499—1551), автора труда «Тарих-и-Рашиди», поэмы «Джан-наме». «Та-рих-и-Рашиди» («История Рашида») состоит из двух тетрадей, в первой подробно описывается история Моголистана XV — начала XVI вв., во второй содержатся сведения о продвижении монгольских отрядов в Семиречье и Тянь-Шань, об установлении их власти, о взаимоотношениях монгольских ханов с казахскими ханами, рассказывается о событиях, происходивших в Средней Азии, Восточном Туркестане, Афганистане и Индии. Он сам был участником многих событий, например, походов, войн, в Индии служил при дворце Великих Моголов, в 1541 году, завоевав Кашмир, пытался там основать независимое государство. В Кашмире Мухаммед Хайдар погиб во время восстания местного населения.
Мухаммед Хайдар знал исторические и философские труды своих предшественников, особенно персидского ученого-энциклопедиста, государственного деятеля Рашид Ад-дина («Сборник летописей»), который изложил новые, прогрессивные для своего времени идеи. Он считал, что «всеобщая история» должна включать историю всех (известных тогда) народов, а не только мусульманских, как это было принято у арабских и персидских историков. В «Джами-ат-таварих» Рашид Ад-дина содержатся также важные сведения о тюркских племенах, населявших территорию Казахстана. Мухаммед Хайдар, видимо, был настолько увлечен идеями Рашид Ад-дина, что свое сочинение назвал «Тарих-и-Рашиди» и вместе с документами того времени использовал его труды. Рукописи «Тарих-и-Рашиди» хранятся в Ленинграде (Санкт-Петербурге), Ташкенте, Душанбе. Разделы, касающиеся истории казахов, переведены на русский язык В. В. Вельяминовым-Зерновым еще в конце XIX в.
Одна из особенностей духовной жизни казахов XV—XVII веков — возникновение и развитие импровизаторской поэзии, появление целой галереи певцов-жырау, акынов, создание излюбленного ими жанра толгау — стихотворения-размышления. Жырау (жыр — стихотворение)— певцы, создающие произведения на общественно-политические и военные темы, их стихотворения зачастую в виде толгау — глубокие проповеди, канонические изречения, нередко они были советниками при дворе правителей Казахского ханства и исполняли разнообразную роль, являясь посредниками между правителем и народом. «Как патриарх, певец и выразитель народных чаяний,— писал известный исследователь А. X. Маргулан,— жырау выступает с импровизацией песен очень редко, только в необходимых случаях. К его совету, как большому авторитету, обращались, в частности, во время каких-нибудь народных волнений, кризиса, смуты или вторжений чужеземных войск в отчизну,— тогда жырау призывал народ к единению, вдохновлял его, предсказывал исход событий. Предсказание, предвещание (болжал-айту)— один из, основных приемов поэтического искусства жырау, как вещего Баяна.» 
Родоначальниками казахской поэзии, зарождение которой относится к XV веку, явились Асан Кайгы (Асан-Печаль-ник) и Казтуган-жырау, известны и такие имена: Доспам-бет-жырау, Шалкииз-жырау, Жиембет-жырау, Актамберды-жырау и др.
Первые из дошедших до нас оригинальных казахских сочинений на общественные мотивы принадлежат Асану Кайгы, жившему приблизительно в 70-е годы XIV века и в середине XV столетия. Его имя впоследствии превратилось в легенду. Народ назвал его Печальником, что передает основное содержание и суть его произведений. Не все его сочинения сохранились. Обездоленность родной земли, неустроенность жизни, постоянные кочевки, разлад и разброд, социальный разбой, отсутствие единства племен и прочности основ развития, споры, раздор — все это привело к тому, что его стихи проникнуты глубокой печалью, скорбью, порою переходящей к безысходному отчаянию —«не знаем, где жить, до сих пор».
Что в жизни считать несчастьем? Степь, где тесно пасти.— несчастье. Доброе слово,которое мы Не успели сказать.— несчастье-Старцы, утратившие родных. И заботу близких.— несчастье. Долины, где не пасут скота. И трава гибнет зри.— несчастье. Мюриды, не научившие чтить Людей достойных.— несчастье. Правитель, не знаюший как вести К довольству наследие свое — народ. Каким бы ни был хорошим он, Для тех, кем он правит.— несчастье.
(Перевод Вс. Рождественского.)
Некоторые процессы медленного установления Казахского ханства в XV веке раскрыты в толгау-думах Казтугана-жырау. В них выражена любовь к родной земле: «знаменитые отроги, голубые цепи гор, соколы не в состоянии до вершин их долететь», «степная земля бесконечна, как время..., земля — черно-белой орды поселенье», «вон три рукава —три речных переката, земля, где орда поселилась когда-то».
По сохранившимся некоторым сведениям, Казтуган-жырау был выходцем из среды военной аристократии, был военачальником и родовым вождем тюркских племен, обосновавшихся на берегах, притоках Волги, впоследствии покинувших их и вошедших в состав Казахского ханства, которое укрепилось примерно в 60—80-х годах XV века. Поэтому в его толгау употребляются фразы-метафоры типа «с золотым эфесом острый меч, разящий наповал, меч, проливший кровь чужую, меч, что сеет всюду смерть», «с каждой битвой и ударом он становится острей» или:
...Земля, подарившая лук мне из тала. Набившая стрелами густо колчаны, Земля, что меня от врагов укрывала. ...Мыслителя лоб выступает, виски. Покрыт ледяною кольчугой тоски. Походка султана, наездника прыть. Он — мощного лука шелковая нить... Он держит строптивых коней в поводу, Он держит на сильных плечах всю орду...
Долгое время просторы берегов Волги (по-казахски Едиль) были пристанищем и казахских родов. Казтуган так описывает берега и могучую реку Едиль-Волгу:
Холмы И ЛОЩИНЫ. Песок и щебенка.
Заесь корень съедобный — размер с потолка,
Сазан — с валуна,
Рыбы — как жеребята,
Всю ночь у реки лягушиная гонка.
Хмель буен, костром подымаются маки.
Верблюды — и те не видны в них...
Во мраке
Табунщикам спать не дают до рассвета Взметенные рыбы, Лягушки и раки.
Таков дорогой мой Едиль незабвенный, Его покидаю, а вам непременно, А вам оставаться... Все, кто у Едиля Останется.—будьте благословенны...
(Перевод Вл. Цыбина.)
У Казтугана есть такие строки: «равны перед песней бедняк и богатый, стригун и лихой иноходец поджарый». Они несут мысли о высоком назначении мудрого поэтического слова, которое может выполнять и функцию примирения людей.
Тридцатилетним ушел из жизни другой казахский жы-рау-воин Доспамбет, родившийся в середине 90-х годов XV в. Судя по содержанию его стихотворений, он выходец из среды военной знати, участвовал в походах с целью сохранить казахскую землю от нападений иноземных врагов, изъездил всю степь, побывал в ряде мусульманских городов, в Стамбуле и Бахчисарае, погиб в одной из племенных междоусобиц. Доспамбет-жырау — автор прекрасных стихов, проникнутых глубокой грустью о скоропостижности жизни, об уходе в небытие одаренных людей, о теплоте взаимоотношений близких, родных, знакомых, друзей, о красоте окружающего пейзажа. Страшная стрела, попавшая «прямо под самый пах», стрела, «застряв в позвоночнике, в костях», «меч мне с хрустом вонзили в бедро»— так писал он; медленно умерщвляли жырау, но ни слезинки, ни мольбы поэт не проронил.
Доспамбет-жырау — тип казахского поэта позднего средневековья, в котором сочетались доблесть воина, непоколебимое чувство достоинства и любовь к поэтическому.
...О, край милый. Ак Жаик!...
Где дни, когда с шелковой бахромой
Кольчугу мы надевали в бой?..
Где дни, когда в руки секиру я брал,
Чтоб недруга в битве разить наповал?
Где дни, когда пикой в три роста длиной,
Всегда попадал я по пели любой?
Где дни, когда стрелами полный колчан Для битвы был каждому воину дан? Когда, тетиву натянув до конца. Стрелою сражал я чужого стрельца? Речь друга всегда мне была дорога. Где дни, когда был ты со мной, Кет-Буга?..
(Перевод Вс. Рождественского.)
Кет-Буга был предводителем одного из казахских родов племени найман, долго сопротивлявшихся власти Чингисхана и Хулагу-хана. Кет-Буга, впоследствии наладив отношения с Чингисханом, стал одним из его военачальников. Согласно сложившейся легенде, когда любимый сын Чингисхана Джучи погиб в походах, долго никто не осмеливался сказать об этом грозному повелителю, только военачальник Кет-Буга искусной игрой на кобызе сочиненного им печального кюя оповестил о смерти сына Чингисхана. Кюй под названием «Хромой кулан и Джучи-хан» исполняется и поныне.
Мотивы тоски и скорби в думах-размышлениях Доспамбе-та-жырау сменяются мотивами чувственной любви. В духе восточной эротики он красочно воспевает женскую красоту: «...красавицу взял я..., лица ее не тронул загар, и не коснулся ветер волос», «нежный локоть», «за шелковым пологом с алым шитьем лобзал я красавицу в мраке ночном, и косы она разметала кругом...».
Завершая предсмертный толгау-исповедь, Доспамбет-жы-рау говорит, что «мне не о чем в жизни своей сожалеть», и сознание этого дает ему поразительное мужество и таинственное спокойствие перед мученической смертью. Стихи-толгау Дос-памбета сохранились в памяти народа.
Мировоззрение и мировосприятие казахских жырау, живших в условиях патриархально-феодального общества, отражали сознание людей того времени, представляли собою определенную ступень развития общественной мысли эпохи казахского средневековья. Поэты пытались понять окружающую среду, общественную жизнь, давали довольно правдивую ее характеристику, хотя их взгляды и не были системными.
В творчестве казахских жырау разрабатывалась также одна из вечных тем многовековой истории культуры — тема гуманности, человечности. Разумеется, эту общечеловеческую тему казахские жырау разрабатывали по-своему, сообразно требованиям своего времени. «Хорошего человека», «плохого человека» они изображали через призму своих представлений и воззрений. Основная суть поэтических размышлений казахских жырау сводится, в большинстве случаев, к изложению и объяснению того, что «хорошо» и «плохо», кто является «хорошим человеком», «кто плохим», к понятиям «справедливость» и «несправедливость», «положительное» и «отрицательное». В период, когда жили и творили жырау. старейшины родов — аксакалы — управляли родами и племенами вместе с биями и султанами, беками и батырами. По этой причине произведения казахских жырау посвящались отдельным султанам и ханам, батырам и биям. Обращаясь к ним, жырау утверждали, что от поведения и поступков правителей зависит жизнь и благосостояние родов и племен, отсюда идеализация образов батыров-правителей. Рождение таких людей, т. е. батыров, предводителей ополчения, «акынов-ораторов», призывающих в поход, понималось как счастье для рода и племени. Поэты поучали правителей, давали им советы. Например, Шалкииз-жырау дает такие советы Темиру-правителю:
...Добрым людям, рода сыновьям, Дай скота, будь дружен с ними сам. Это нужно и тебе и нам... Ты не принижай людей своих. Коль принизишь ты людей своих. Не найдешь ты помощи у них... Не вступай сам с силачами в бой, Чтоб не насмехались над тобой. Над твоей бессильною борьбой. Лучше умный враг. Чем глупый друг...
(Перевод Вс. Рождественского.)
Проблема нравственности — одна из основных в поэзии жырау. Например, по мнению Актамберды-жырау, самый счастливый человек тот, у кого братьев и родичей много, «жена очень кроткая и исполнительная», у кого «на джайляу растет скот», и тот, «кто умеет обращаться с людьми», «кто отличается щедростью и добротой». К отрицательным чертам он относит неверность, скупость, хвастовство, горделивость. По мнению многих жырау, признаком несчастья считается отсутствие детей или рождение только одного ребенка в семье, одиночество в старости и т. п.
У всех воинов-жырау есть одна мерка человеческого достоинства — подвиг, совершенный в походах. Общественное положение человека, его слава, почет и уважение, оказываемые ему, должны измеряться храбрыми действиями в бою. Оценка человека по его героическим поступкам встречается и в средневековой тюркоязычной «Книге моего деда Коркуда». Вероятно, эта традиция уходит своими корнями в глубь веков и продолжает существовать в позднем средневековье. Казахская поэзия XV—XVII веков подготовила почву, основу для последующего движения и развития национальной литературы.

Если вам нужна помощь юристов Киев, то рекомендую обратиться на сайт law-help.net. Однажды ребята с этого сайта очень мне помогли в сложном юридическом деле. После этого я работаю только с ними.

 

Последнее обновление 24.09.12 17:38
 
Вверх Яндекс.Метрика