Власть над словом
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
17.03.12 10:36

Величественная эпопея органически вобрала в себя существенные черты многих жанров романа — психологического, семейно-бытового, социального, философского. Отсюда объемность и неисчерпаемая многогранность образов, картин этой книги. Огромный поток людей и событий воскрешает эпоху Абая во всей ее сложности и многообразии. «Ауэзов универсален по своему таланту, знаниям, власти над словом. Универсальность его сочетается с доподлиннейшей, глубочайшей национальной самобытностью. Его великая эпопея «Абай», его повести, рассказы, пьесы — наследие высокого порядка. Это тот эстетический мир прошлого, без которого трудно постичь вечное, неиссякаемое естество человека, всегда устремленного через борьбу и трагедии к свободе, к духовной чистоте, к социальной справедливости. Обо всем этом рассказано Ауэзовым крупно, сочно, с болью в сердце. Ауэзов — это тот эстетический мир, без которого трудно представить теперь во всей их контрастности прошлое и настоящее, историчность и значимость перемен...», — писал Чингиз Айтматов.

«Путь Абая» - произведение многотональное. Третья и четвертая даны в трагических тонах. Большая и многотрудная жизнь близка к своему закату, нечеловеческие усилия великого гуманиста, как кажется ему, не дали ощутимых плодов. Поэтлирик стал теперь гневным сатириком, влюбленный в радости жизни юноша превратился в седого, обремененного годами многоопытного мыслителя-старца.
Абай тонко и остро чувствует жизнь, каждое ее движение. Его сердце открыто людям. Абай страдает при виде людского горя, радуется людскому счастью. Он полон любви к Тогжан, любуется красотами природы, гневно переживает обман, жестокость, насилие.
Вся книга полна особой поэтической атмосферы, ослепительной яркости сменяющихся красок, щедростью и разнообразием палитры.
Чтобы воссоздать атмосферу эпохи, характеры людей, автор умело и чутко применяет многоразличный речевой материал — арабизмы, религиозные выражения, канцеляризмы, иносказания и аллегории степных краснобаев и, конечно же, во всем блеске и богатстве мудрую народную речь.
Кунанбай, Божей, Суюндык и другие феодалы проявляют в своей речи изворотливость, изощренную гибкость. Плетя витиеватую вязь восточного красноречия, они выступают как мастера внешнего эффекта, их холодно-рассудочная речь точно рассчитана на определенного слушателя, пересыпана искусно отобранными пословицами, изречениями мудрецов. В их ораторском арсенале сосредоточено множество выработанных веками приемов и способов ведения словесных турниров. Однако истинно прекрасные слова, обжигающие силой своей правды, искренностью чувств, читатель находит не у них. Из глубины души идут слова мудрого Даркембая, мятежного Базаралы, их друзей. Эти слова пламенны, остры, метки и сочны. Речь Абая и его окружения — Дармена, Абиша, Магаша — отличается высокой культурой, поэтической образностью, логикой.
Мухтар Ауэзов придавал особое значение эволюции «языкового мышления» Абая.
«Я стремился,— писал М. Ауэзов, — отразить эволюцию языка Абая со всеми присущими ему особенностями. В последней книге, например, он временами мыслит уже книжно, в языке чувствуется влияние синтаксиса русских литературных произведений». Чем сложнее становится мироощущение Абая, тем богаче делается и его речь.
Эпопея огромной масштабности «Путь Абая» соразмерна и гармонична. Если весь роман воссоздает полувековую жизнь казахского общества, то каждая книга, представляя собой сюжетно-композиционно завершенное целое, отражает определенный этап в духовном и нравственном формировании Абая, развивающегося вместе с эпохой. Согласно замыслу М. Ауэзова, названия глав в каждой книге отражают процесс становления Абая-поэта: «Перед бродом» (раздумье). «Взгорьями» (нравственный подъем, надежды). «На джайляу» (моменты отдыха, спокойствия, ясности), «По рытвинам» (сомнения, жизненные невзгоды).
Если первая книга начинается картиной ранней весны, когда степь утопает в зелени и мальчик Абай спешит навстречу своей мечте в родные места, где его ждут любовь и ласка, то кончается она совершенно противоположной картиной: холодной, хмурой, вьюжной осенью Абай покидает милые сердцу степные дали — многое он потерял за эти 12 лет. «Абай ехал той же равниной, которой он возвращался когда-то из медресе, истосковавшийся в городе по своему аулу и родным. Тогда степь зеленела, а теперь холодная снежная пелена покрывала ее просторы. Голые сопки и холмы однообразно белели кругом, все казалось полным безучастной тоски, тусклыми призраками минувшего... Когда-то при виде этой степи беспечное детское сердце наполнялось блаженной радостью и искало счастья здесь, в ее просторах, в родном ауле. Теперь он покидает их и возвращается в город. Он едет в надежде найти там все то, о чем мечтал и к чему стремился еще тогда...»
Единство эпопеи достигается не только общностью идейно¬го замысла, но и поэтическими приемами. Так, «центральный поэтический образ всего цикла романа, заключающий первую и четвертую книги — это молодая чинара, пробившаяся на каменистой почве и жадно тянущаяся ввысь (в конце первой книги), и опаленное молнией старое дерево, вопрошающее небо о судьбе своих ростков, смысле всей своей долгой жизни (в конце четвертой книги). В этом поэтическом образе я символизирую историческую сущность жизни и деятельности моего героя», — писал М. Ауэзов.
Огромно значение книги М. О. Ауэзова в истории национальной культуры. «Путь Абая», увенчивающий многовековое развитие казахской литературы и представляющий подлинную энциклопедию жизни казахского народа, несет в себе огромный заряд нравственного и эстетического воздействия. «В этом романе, — писал Леонид Соболев, — сама жизнь. И поэтому, как и сама жизнь, эта книга будет существовать века.»

 

Последнее обновление 13.07.14 09:44
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика