Отточенный слог
<
Оценка пользователей: / 3
ПлохоОтлично 
20.03.12 09:28

Отточенный слог. Г. Мусрепов — признанный мастер искусства слова. Экономна и вместе с тем энергична кисть художника. За каждым его выражением, за малозначащей, на первый взгляд, а на самом деле продуманной деталью скрывается большой смысл.
Емкость и содержательность — привлекательное своеобразие писателя. Зоркий взгляд художника позволяет ему из потока жизненных впечатлений отобрать наиболее выразительные. Читатель долго находится под впечатлением живописной картины лютого степного бурана («Пробужденный край»). Но сила писателя заключается в том, что степной буран — это не просто картина природы. Описание его несет большую смысловую нагрузку и приобретает символический смысл — неодолимое стихийное бедствие сметает все на своем пути, гибнут вместе с баем Жуманом его многотысячные косяки коней. Бай Жуман, опора феодального строя, оказывается беспомощным перед новой силой, неодолимо вступающей в жизнь
Мусрепов безошибочно находит значащие детали для обрисовки образов.

«Уа, гони прочь. Там, за вами, не вражеские земли, а мои!» — крикнул Жуман, едва завидев огромный табун. Крикнул громко, чтобы было слышно аулу, где веселится Иглик». Но на крик Жумана никто не обратил внимания. Осознал или нет Жуман свое бессилие, но окружающие поняли все.
Иное дело Иглик. Он только заметил вскользь:
«Слишком голо на Майкудуке, Омар... Наверное, не будет покоя от пыли...
Омар это понял как приказ и, не мешкая, отправился к жигитам, глухо и немногословно распорядился: «По коням». И, когда гости, медлительные и важные, стали входить в юрту, верховые жигиты, выскочив из-за юрт, уже колотили блестевшими в ночной темноте куруками табуны Жумана...»
О том, кто сильнее, можно понять из разного отношения к двум баям их приближенных. Вот вошел в юрту Жумана и развалился рядом с хозяином на почетном месте Байжан: он только что помог разжечь привезенным им углем самовар хозяйки, с которым она так измучилась.
Вот вползает на четвереньках ловкий Омар в юрту Иглика. Он даже не смеет взглянуть на хозяина, хотя сделал нечто более важное, чем Байжан: отогнал табуны противника, избив при этом нескольких табунщиков. Курен коз-хожа. тот самый, который когда-то спас жизнь Иглику. поручившись за него своей бородой перед Кенеханом, теперь его безмолвный слуга. Все они — и акын Нисаналы, и торе Жумабек, и бий Бозлак пресмыкаются перед бием, как ловкий Омар. Под сапогом Иглика оказываются влиятельнейшие люди округи. Он вертит ими, как хочет, хотя каждый из них — первый человек в своем ауле и, в свою очередь, помыкает другими в меру своего норова и властолюбия.
Писатель использует в своих произведениях разнообразные художественные приемы. Шутливая разговорная интонация сменяется романтически приподнятой, а иногда — призывной, набатной. Автор разговаривает с читателями то доверительно, то в эпическом ключе — широко и плавно.
В произведениях Г. Мусрепова казахский язык отличается пластичностью и гибкостью. Здесь можно найти и богатые оттенки поэтической речи, и напряженную страстность стиля («Трагедии поэта», «Козы-Корпеш и Баян-Сулу», рассказы о матери), и искрящийся юмор. Герои его произведений живут на пределе своих возможностей. Жизнь, суровая и беспощадная, взяла их в железные тиски и, чтобы вырваться из них, приходится напрягать последние силы. Отсюда — испепеляющая ненависть или высокие слова любви, которые исторгают уста Ахана-серэ, Актокты, Баян или Козы.
Совершенно иного плана стиль «Кыз-Жибек» и поэмы в прозе «Однажды — и на всю жизнь», которые подкупают своей удивительной тонкостью и лиризмом.
Эпически величаво, неторопливо ведется повествование в «Пробужденном крае», охватывая все новые и новые сферы народной жизни. Искрящимся юмором проникнуты описания предреволюционного аула. Вместе с тем, в романе ощущается грозное дыхание надвигающейся революции, нарастающее напряжение классовых битв. Такое стилевое богатство — свидетельство выдающегося таланта.
B последние годы Мусрепов плодотворно работал в жанре рассказа. Есть у Мусрепова рассказы психологические, философские, юмористические, этнографические: «Зов жизни», «Волчий брод», «Сказание об орлах», «Японские баллады», «Это его следы», «Рассказы с натуры». Они представляют значительный вклад в развитие казахской «малой прозы».
Книги Габита Мусрепова, наряду с произведениями Сакена Сейфуллина, Мухтара Ауэзова, Сабита Муканова, составляют славу и гордость современной казахской литературы.

Последнее обновление 13.07.14 09:46
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика