Джамбул Джабаев
<
Оценка пользователей: / 19
ПлохоОтлично 
29.11.11 12:52

Жизнь и творчество Джамбула Джабаева.

Жизнь и творчество Джамбула Джабаева

Джамбул — величайший мастер казахского устно-поэтического искусства. В песнях Джамбула, в перезвоне его домбры звучит правдивый голос казахского народа. «Я -зоркий сокол, я — напев моей страны», «я — ваш Джамбул»,— обращается акын к труженикам. В его песнях коллективное гармонически сливается с личным, составляет основу искусства Джамбула. Он поет о народе, для народа, окруженный народом. Мысли и чувства народные Джамбул заключает в заново отшлифованные им самоцветы казахского народного поэтического слова.
В дырявой юрте кочевника зимней метельной ночью 1846 года родился Джамбул. Почти столетний путь прошел он со своим народом. Вместе со всем казахским народом он был призван Октябрьской социалистической революцией к строительству новой жИзни. Талант Джамбула расцветал вместе с великими преобразованиями, которые изменяли облик казахского народа, поднимали на небывалую высоту казахскую поэтическую культуру.Окрепшая, ставшая самостоятельной, казахская литература способствовала совершенствованию таланта Джамбула. На грани устно-поэтического и литературного творчества стоит акын-импровизатор Джамбул в нашу советскую эпоху,
Казахский народ гордится своими акынами. Веками песни прославленных акынов бережно сохранялись в памяти народа. На акынов смотрели как на выразителей общественного мнения, учителей жизни. Недаром в старину слово «акын» означало наставник и певец .
В XIX столетии, когда родился Джамбул, акыны составляли сословие профессиональных певцов, разъезжающих по аулам, чтобы снискать пропитание. Песня кормила акына. Но не кумыс, не бараны, копи и халаты, подаренные за песню, вдохновляли акынов. Они пели для толпы. «Акын ни за что не запоет свою импровизацию с глазу на глаз. Ему... нужно публику, которая бы имела сочувствие к остроумию...» Это наблюдение заимствовано из бумаг первого казахского просветителя Ч. Ч. Валиханова. Акыны «...поют свою импровизации при публичных киргизских увеселениях, на поминках  байге (скачке)»2... поют на свадебных тоях, на сборищах, связанных со всевозможными общественными начинаниями. Пятитысячная толпа слушала акынов на асе, куда летом 1892 года съехались казахи Казалинского, Перовского и Иргизского уездов Сырдарьинской области. Под звездным небом посреди огромного сборища слушателей раздавались голоса акынов. Их поощряли криками, бросали им платки, подарки...4
Огромная толпа слушала поэтический спор акынов Семиречья и Семипалатинской области. Были посланы гонцы за знаменитым семипалатинским акыном и привезли его из-за нескольких сот верст, чтобы он победил всех собранных на этом сборище импровизаторов Семиречья5. Тысячи съезжались послушать акына. Да и сами акыны, объезжая аулы, встречали не меньше. Погайбай-акын побывал, в Сауртау, в Западном Китае, объехал Алтай, Зайсанский округ. Орынбай-акын приезжал в Тургайскую область из-под Семипалатинска, Майкот-акын из Казы-Курта (Сырдарьннская область) бывал в Семиречье, в Киргизии. В Киргизии певал и учитель Джамбула — Суюмбай.
Общественная роль талантливого акына была велика. «Песни его заучивали наизусть, а имя делалось известным на громадном пространстве степей». Долгом акына было прославить, воспеть достойных и обличить пороки, осудить бесчестных и низких людей тут же, на месте, в импровизированной песне, создаваемой на разные случаи жизни.
Акыны слагали перед толпой слушателей свои новые псспн и певали старые, часто безымянные песни, любимые народом. Они же оплакивали умерших, на асах — поминках —в импровизированных «жоктау», прославляли молодых и их родителей на свадебных тоях в «той-бастар». Акыны сказывали эпос, знали предания, легенды, родословие родов. Они были мастсрами айтыса. Словом, репертуар акынов охватывал все жанры казахской народной поэзии, отвечал всем народным потребностям в поэтическом искусстве.
Особой виртуозности акыны достигли в поэтическом споре — ай-тысе. Литые был мерилом мудрости, находчивости, знаний и импровизаторской силы акына. Нельзя было оставить без ответа заданных соперником вопросов. Надо было безо всякого промедления остроумно и красноречиво вести поэтический спор.
Чтобы овладеть искусством импровизации, Джамбул, подобно всем акынам, прошел свои «университеты». Подростком и юношей он сопровождал но, время поездок по аулам Суюмбай-акыпа.
В семидесятые годы XIX века Джамбул и другие молодые акыны ездили в Киргизию с Шоже, прославленным певцом-импровизатором Среднего казахского жуза. И у Майкота и у Майлы-хожи — виднейших акынов Туркестанского края — перенимал Джамбул песни и эпос. Встреча с каждым новым акыном обогащала его как мастера слова и потом, когда Джамбул получил признание народа и начал самостоятельно разъезжать по аулам. Он объездил аулы всех родов Семиречья: Уйсуиа, Жалаира, Дулата, Албана и Суана. Побывал Джамбул и на берегах Балхаша. Несколько раз ездил в Киргизию. Там, в аулах, Джамбул сказывал про Кёр-Оглы, о батыре Алпамысе, сказывал отрывки из «Манаса», на свой лад пел выученные им от Суюмбая песни о Суранши-батыре и Утсгене. Репертуар его был разнообразен и обширен.
Но чаще всего Джамбул сам слагал обличительные импровизированные песни о хозяевах богатых аулов, в которых ему приходилось останавливаться на пути. До наших дней сохранились в памяти народа и акынов обличительные- песий Джамбула: «Про Манке», «Камшат кыз», «Мамбету», «Шалтабаю», «К Кали», «Кокиму», «Обжоре Есенали». В них Джамбул защищает достоинство народа и свое. Баи и волостные управители, аульные старшины осуждаются акыном за скупость, спесь и пренебрежение к народным интересам.
Были акыны-обличители и до Джамбула. Суюмбай не раз обличал султана Тезека. Шоже-акын осудил в своих обличительных песнях сутягу Дауке. Эти предшественники Джамбула обличали байскую и султанскую скупость, пренебрежение старинным гостеприимством, грабительский захват скота — барымту. В стремительном темпе импровизации создавали они краткие, полные злой издевки характеристики степных воротил.
Джамбул заимствует у них искусство лаконической, меткой обличительной характеристики. Злой иронией проникнуты созданные ЕМ образы полостных управителей, аульных старшин, баев-торгашей и купцов. В последней четверти XIX века, когда Джамбул созрел как- художник, а Шоже и Суюмбай доживают свой век, обстоятельства народной жизни сильно изменились. Капитализм, проникая в степь, подтачивает патриархальные устои старины. Феодалы и старейшины родов становится дельцами и чиновниками. Новые путы душат народ. Растет недовольство и возмущение масс. Остро ошушая современность, Джамбул обновляет традицию обличительной песни, да и вообще импровизированных обращений акынов к почетным лицам. Тогда появилась, например, песня «Сарыбаю» (1865), тогда же разоренный джутом Джамбул взывал к крупнейшему манапу Киргизии Шабдену (1879).
Для зрелого Джамбула дореволюционной поры характерно острое, полное насмешки изобличение толстосумов.
В 1891 юлу до Джамбула дошел слух, что волостной управитель Сат Нияз.беко.В, которого народ ненавидел за взятки и другие бесчинства, собирается баллотироваться на второй срок. На первом же большом сборище казахов Каргалннской волости, где должны были состояться выборы Сата, Джамбул выступил с импровизировал обличением волостного. Образ Сата возник у акына вместе с описанием выборов. Джамбул нарисовал типичную картину подкупов, угощений, взяток, сколачивания группировок. На фоне народных бедствий и тягот выделяется самодовольство и самоуверенность Сата. Но под благопристойной внешностью кроется хищник. Джамбул подчеркивает это, говоря: «Охорашиваешься, как ястреб, ты». И вывод акына о Сате:
...Нехорош!
У верблюдов зачахли горбы, И приплод не идет от кобыл! Загружая поклажей народ, Гололедицей зимней ты был. рт поборов устали твоих...
Так Джамбул совершенствовал мастерство краткой меткой характеристики в обличительной песне. Как и ею предшественники, акын привлекал факты биографии, черты поведения, обстановки и среды, породившей обличаемых акыном обирал и мироедов.
Жанр сравнительно короткой обличительной песни, обычно исполняемой Джамбулом в присутствии множества слушателей, ограничивал возможности широко развернуть характеристику персонажа. Акын должен был выбирать одно из двух: или нарисовать те черты, которые характеризуют общественное положение персонажа, или же сосредоточить внимание на его личности. Традиция акынов не выработала тогда еще искусства соединять го и другое. Поэтому, чтобы образ-персонаж был выпуклее, акын опирался на факты, знакомые слушателям и характеризующие обличаемый персонаж. Более того, Джамбулу необходимо было учитывать и то, что сам народ считал отклонением от нормы и изобличал как антинародное.
По традиции акын обличил Кали, забывшего, что он сородич Джамбула «потомок Байдабека». Но главное — Джамбул показал низость спесивою богача:
...Низким ли меня сочтешь?
Если так, то сам ты низок,
Не боюсь, Кали, тебя.
И тебя, что на смех всем
полон гордости кичливой,
Песней я в народе съем .
Власть имущие и предатели интересов народа — объект джамбуловской сатиры. Акын заклеймил в их облике конкретных представителей эксплуататорских верхов того времени. Им акын противопоставил народ. Обращаясь к Кали, Джамбул напомнил байскому сыночку;
Эй, мой Кали, сын Ордабая, Юрта белая большая Над тобой кошмой блестит. Рядом — черная стоит.
Черная юрта — жилище бедняков. Кошмы ее прогнили, почернели от времени, непогоды и ветров. Бедняки бедствуют в аулах Кали и других богачей. Они бесправны перед степными воротилами, перед чиновниками: «Бьют их.соплами твоими и уездный и волостной»,— обличает Джамбул Кали.
Но Джамбул и народ в его песнях не жалуются. Угрозой расправиться с обидчиками завершаются многие обличения акына: «Ты сыт, да голодны остальные. Не думай, что шкуры с тебя они не сдерут».
И сам акын не хочет служить толстосумам, продавать им свою песню. «Пришел я не верблюдов и лошадей выпрашивать, чтобы богатеть»,— гордо заявляет Джамбул.
Его положительный идеал — герой, свободолюбивый, умеющий постоять за народ, добивающийся лучшей доли и для себя и для всей бедноты.
Вершины импровизаторского искусства Джамбул достиг в айтысах. На все Семиречье прославился он, одержав победу над считавшимся непобедимым акыном Кулмамбетом. И Кулмамбет и Сарбас с Шашубасм были прославленными мастерами айтыса. За их спиной стояли богатые влиятельные роды. Досмагамбет — мулла, грамотей, что вызвало уважение к нему в аулах. Чем же побеждал их Джамбул — акын обнищавшего, захудалого .рода Шапрашты? Джамбул обновлял традицию айтыса. Вот в чем его победоносная сила.

 

 

Последнее обновление 29.11.11 13:13
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика