Всевышний бог
<
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
08.12.12 20:21

Всевышний бог


Ибо рядом же Дэдэ Коркут, давая имя юному воину, говорит; «Выслушай мое слово, Бай-бура-бек Всевышний бог дал тебе сына: да сохранит он его! Да будет он опорой мусульман, неся (белое) знамя. Будет он подниматься на лежащие перед (нами), черные снежные горы(!)». По-видимому, следовало перевести «великие снежные горы». Наши отступления позволяют нам отказаться от предложенного
В. Ф. Ржигой арабского эпитета «хараба - разрушение», ибо в тюркской поэзии существовало издавна более точное и постоянное определение булатного меча - кара, могучий, тяжелый, длинный, непобедимый - священный. Как видно, эпитет «кара» вначале не обозначал ни материала, из которого сделан меч или копье, ни цвета. Зачастую форма «черный булатный меч» упрощалась, и мы встречаем «черный меч - кара клыш». В повести современного казахского писателя Р. Раимкулова «Человек на верблюде», рассказывающей о событиях 30-х годов в Казахстане, упоминается некая огромная шашка, Кара-клыш, о которой мечтает главарь басмачей. Этой шашкой убит главный герой повести. Автор «Слова», постоянно слыша формулу «кара-клыш», относимую к оружию, мог употреблять ее целиком как эпитет к словам «меч», «копье». Он, в конце концов, мог принять это словосочетание как синоним слова сталь, булат. Отсюда и «харалужные мечи и копья, и сердца закованные (кованные) в «харалузе». Кара клыш – харахлыш ха-ралыш - харалуж. Повторяем, что «харалуж» не встречается более ни в одном оригинальном памятнике древнерусской литературы; не упоминается и в летописи. Исключение составляет «Задонщина», в которой, по мнению почти всех исследователей, использована поэтика «Слова». В «Задонщине» есть выражение «харалужные берега», что является несомненным слепком с «хара-лужа» из «Слова о полку
Игореве». Трудно сказать, чем руководствовался автор «Задонщины», употребляя этот странный эпитет, нам кажется, что он просто не понимал его смысла и применял в качестве красочного иноземного словца Такой уважительный прием непонятным латинизмам и германизмам оказывали впоследствии многие поэты XVII—XVIII веков. «Харалуж» служит, как правильно понимал Пушкин, еще одним доказательством подлинности «Слова о полку Игореве». «Харалуж» еще раз свидетельствует о знакомстве автора «Слова» с народным творчеством тюрков-кочевников.


Карна жля
В тексте «Слова» после гибели воинства Игоря говорятся, что «карна жля» поскакала по русской зелие «смагу людемъ мычючи въ пламяне розе». Одни переводчики вообще остерегаются толковать это место и переводят: «кликнула Карна, и Желя поскакала по Русской земле, размыкивая огонь в пламенном роге». (Д. Лихачев). Большинство исследователей склонно считать эти слова именами половецких военачальников, хотя летописям, которые довольно подробно фиксировали события тех лет, такие ханы неизвестны. Более того, и летописи, и само «Слово» поясняют, что после битвы с Игорем, в которой участвовали два хана Кончак и Гзак, они же и «поскочи по Русской земле». Под «пламенными рогами» все переводчики с облегчением увидели огнеметы («греческий огонь»).

 

 

 

 


 

 

 

 

Последнее обновление 22.07.14 16:12
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх Яндекс.Метрика